Грошова допомога постраждалим у війні!
Магазин спортивного харчування Strong Life
+ Ответить в теме
Страница 1 из 3 1 2 3 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 22.
  1. #1
    Def
    Offline
    .

    Павел САНАЕВ (Буквы)


    [FONT=Times New Roman]Анонс


    [FONT=Times New Roman]Павел Санаев (1969 г. р.) написал в 26 лет повесть о детстве, которой гарантировано место в истории русской литературы. Хотя бы потому, что это гипербола и экстракт состояний, знакомых почти всем, и в особенности советским детям, но никогда еще не представленных в таком концентрированном виде.
    [FONT=Times New Roman]От других сочинений на ту же тему эту повесть решительно отличает лирический характер, в чем, собственно, и состоят загадка и секрет ее обаяния. Это гомерически смешная книга о жутких превращениях и приключениях любви. Поэтому она адресована самому широкому кругу читателей, независимо от возраста, пола и мировоззрения.

    [FONT=Times New Roman]Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой. Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила на бабушкину шею тяжкой крестягой. Так я с четырех лет и вишу.
    [FONT=Times New Roman]Свою повесть я решил начать с рассказа о купании, и не сомневайтесь, что рассказ этот будет интересным. Купание у бабушки было значительной процедурой, и вы в этом сейчас убедитесь.

  2. #2
    Def
    Offline
    .

    КУПАНИЕ


    [FONT=Times New Roman]Начиналось все довольно мирно. Ванна журча наполнялась водой, температура которой была ровно 37,5. Почему так, не знаю точно. Знаю, что при такой температуре лучше всего размножается одна тропическая водоросль, но на водоросль я был похож мало, а размножаться не собирался. В ванную ставился рефлектор, который дедушка должен был выносить по хлопку бабушки, и два стула, которые накрывались полотенцами. Один предназначался бабушке, второй... не будем забегать вперед.
    [FONT=Times New Roman]Итак, ванна наполняется, я предчувствую «веселую» процедуру.
    [FONT=Times New Roman]- Саша, ты скоро? - спрашивает бабушка.
    [FONT=Times New Roman]- Иду! - бодро кричу я, снимая на ходу рейтузы из стопроцентной шерсти, но путаюсь в них и падаю.
    [FONT=Times New Roman]- Что, ноги не держат?!
    [FONT=Times New Roman]Я пытаюсь встать, но рейтузы цепляются за что-то, и я падаю вновь.
    [FONT=Times New Roman]- Ты так и будешь надо мной издеваться, проклятая сволочь?!
    [FONT=Times New Roman]- Я не издеваюсь.
    [FONT=Times New Roman]- Твоя мать мне когда-то сказала: «Я на нем отыграюсь». Так знай, я вас всех имела в виду, я сама отыграюсь на вас всех. Понял?
    [FONT=Times New Roman]Я смутно понимал, что значит «отыграюсь», и почему-то решил, что бабушка утопит меня в ванне. С этой мыслью я побежал к дедушке. Услышав мое предположение, дедушка засмеялся, но я все-таки попросил его быть настороже. Сделав это, я успокоился и пошел в ванную, будучи уверенным, что если бабушка станет меня топить, то дедушка ворвется с топориком для мяса, я почему-то решил, что ворвется он именно с этим топориком и бабушкой займется. Потом он позвонит маме, она придет и на ней отыграется. Пока в моей голове бродили такиемысли, бабушка давала дедушке последние указания насчет рефлектора. Его надо было выносить по хлопку.
    [FONT=Times New Roman]Последние приготовления окончены, дедушка проинструктирован, я лежу в воде, температура которой 37,5, а бабушка сидит рядом и мылит мочалку. Хлопья пены летят вокруг и исчезают в густом паре. В ванной жарко.
    [FONT=Times New Roman]- Ну, давай шею.
    [FONT=Times New Roman]Я вздрогнул: если будет душить, дедушка, пожалуй, не услышит. Но нет, просто моет...
    [FONT=Times New Roman]Вам, наверное, покажется странным, почему сам не мылся. Дело в том, что такая сволочь, как я, ничего самостоятельно делать не может. Мать эту сволочь бросила, а сволочь еще и гниет постоянно, вот так и получилось. Вы, конечно, уже догадались, что объяснение это составлено со слов бабушки.
    [FONT=Times New Roman]- Ногу вынь из воды. Другую. Руку. Выше подними, отсохла, что ли? Встань, не прислоняйся к кафелю.
    [FONT=Times New Roman]- Жарко очень.
    [FONT=Times New Roman]- Так надо.
    [FONT=Times New Roman]- Почему никому так не надо, а мне надо? - Этот вопрос я задавал бабушке часто.
    [FONT=Times New Roman]- Так никто же не гниет так, как ты. Ты же смердишь уже. Чувствуешь?
    [FONT=Times New Roman]Я не чувствовал.
    [FONT=Times New Roman]Но вот я чистый, надо вылезать. Облегченно вздохнув, я понимаю, что сегодн бабушка меня уже не утопит, и выбираюсь из ванной. Теперь вы узнаете, дл чего нужен был второй стул - на него вставал я. Стоять на полу было нельзя, потому что из-под двери дуло, а все болезни начинаются, если застудить ноги. Балансируя, я старался не упасть, а бабушка меня вытирала. Сначала голову. Ее она тут же завязывала полотенцем, чтобы гайморит не обострился. Потом она вытирала все остальное, и я одевался.
    [FONT=Times New Roman]Надевая колготки - синие шерстяные, которые дорого стоят и нигде не достать, - я почувствовал запах гари. Одна колготина доходила лишь до щиколотки. Сама ценная ее часть, та, которая образует носок, увы, догорала на рефлекторе.
    [FONT=Times New Roman]- Вонючая, смердячая сволочь! - Мне показалось, что зубы у бабушки лязгнули. - Твоя мать тебе ничего не покупает! Я таскаю все на больных ногах!
    [FONT=Times New Roman]Бабушка достает из лежавшего у двери пакета запасные колготки. На всякий случай обещает меня четвертовать. Я переодеваюсь. Смотрю на себя в зеркало. В ванной такая жара, что я стал красный, как индеец. Сходство дополняют полотенцена голове и пена на носу. Заглядевшись на индейца, оступаюсь на шатком стуле и лечу в ванну. ПШ-ШШ! БАХ!
    [FONT=Times New Roman]В это время дедушка смотрел футбол. Чу! Его тугое ухо уловило странный звук со стороны ванной.
    [FONT=Times New Roman]«Рефлектор надо выносить!» - решил он и побежал.
    [FONT=Times New Roman]Бежал он быстро и впопыхах схватил рефлектор за горячее место. Пришлось отпустить. Рефлектор описал дугу и упал бабушке на колени...
    [FONT=Times New Roman]Подумав, что, услышав всплеск, дедушка бросился меня спасать и неудачно отыгрался на бабушке, я хотел было все объяснить, но в ванной уже бушевала стихия:
    [FONT=Times New Roman]- Гицель проклятый, татарин ненавистный! - кричала бабушка, воинственно потрясая рефлектором и хлопая ладонью другой руки по дымящейся юбке. - Будь ты проклят небом, Богом, землей, птицами, рыбами, людьми, морями, воздухом! - Это было любимое бабушкино проклятье. - Чтоб на твою голову одни несчастья сыпались! Чтоб ты, кроме возмездия, ничего не видел!
    [FONT=Times New Roman]Далее комбинация из нескольких слов, в значении которых я разобрался, когда познакомился с пятиклассником Димой Чугуновым.
    [FONT=Times New Roman]- Вылезай, сволочь!
    [FONT=Times New Roman]Снова комбинация - это уже в мой адрес.
    [FONT=Times New Roman]- Будь ты проклят...
    [FONT=Times New Roman]Любимое проклятие.
    [FONT=Times New Roman]- Чтоб ты жизнь свою в тюрьме кончил...
    [FONT=Times New Roman]Комбинация.
    [FONT=Times New Roman]- Чтоб ты заживо в больнице сгнил! Чтоб у тебя отсохли печень, почки, мозг, сердце! Чтоб тебя сожрал стафилококк золотистый...
    [FONT=Times New Roman]Комбинация.
    [FONT=Times New Roman]- Раздевайся!
    [FONT=Times New Roman]Неслыханная комбинация.
    [FONT=Times New Roman]И снова, и снова, и снова...
  3. #3
    Def
    Offline
    .

    УТРО


    [FONT='Times New Roman'] - А все равно красная ягода лучше черной! - раздался истошный крик, и я проснулся. Крик был так ужасен, что я подскочил на кровати и долго озирался в страхе по сторонам, пока наконец не понял, что кричал я сам во сне. Поняв это, я успокоился, оделся и пошел на кухню.
    [FONT='Times New Roman'] - Чего так рано встал? - спросила бабушка.
    [FONT='Times New Roman'] - Проснулся.
    [FONT='Times New Roman'] - Чтобы ты больше никогда уже не проснулся! - Бабушка была явно не в духе. - Мой руки, садись жрать.
    [FONT='Times New Roman'] Я хорошо вымыл руки, дважды намылив их, и стал вытирать об махровое полотенце с зайчиками. В ванную заглянула бабушка.
    [FONT='Times New Roman'] - Мой руки снова! Этим полотенцем вытирался вчера этот вонючий старик, а у него грибок на ноге!
    [FONT='Times New Roman'] Я перемыл руки и окончательно убедился, что бабушка сегодня не в духе. Причиной тому был «вонючий старик», что в переводе с бабушкиного языка обозначало моего дедушку. Дедушка сидел в кухне на табуретке и сосредоточенно ковырял вилкой винегрет из рыночных овощей. Прогневил он бабушку тем, что рассыпал лист мать-и-мачехи. Неделю назад бабушка заварила такой с душицей в фарфоровом чайнике, потом поставила этот чайник на видное место и по сей день не могла найти. В кухне было множество баночек, банок и коробок, и любое видное место пропадало с глаз, стоило отнять руку от поставленного на него предмета. Нашелся чайник на холодильнике в окружении трех пачек чая, коробки с нитками, старого будильника и двух кульков чернослива как раз в тот момент, когда я сел наконец рядом с дедушкой за стол.
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка принялась вычищать из своего чайника оставшуюся в нем вместо целебного отвара заплесневелую массу и сетовать, что мы загадили ее больной мозг. Я нетерпеливо спросил, когда же она даст мне завтракать, и горько пожалел об этом.
    [FONT='Times New Roman'] - Вонючая, смердячая, проклятущая, ненавистная сволочь! - заорала бабушка. - Будешь жрать, когда дадут! Холуев нет!
    [FONT='Times New Roman'] Я вжался в табурет и посмотрел на дедушку - он выронил вилку и поперхнулся винегретом.
    [FONT='Times New Roman'] - Кончились холуи...- добавила бабушка и вдруг выронила чайник.
    [FONT='Times New Roman'] От чайника медленно отвалилась ручка. Он тихо и жалобно звякнул, словно прощаясь с жизнью, и распался на несколько частей. Красная крышечка, как будто угадывая, что сейчас произойдет, предусмотрительно укатилась под холодильник и, вероятно, удобно там устроившись, удовлетворенно дзинькнула. Я позавидовал крышке, назвав ее про себя пронырой, и со страхом поднял глаза на бабушку... Она плакала.
    [FONT='Times New Roman'] Не глядя на осколки, бабушка тихо вышла из кухни и легла на кровать. Дедушка пошел ее утешать, я - не без опасений - последовал его примеру.
    [FONT='Times New Roman'] - Нин, ты чего? - ласковым голосом спросил дедушка.
    [FONT='Times New Roman'] - Правда, баба, что у тебя чайников мало? Мы тебе новый купим, еще лучше, - успокаивал бабушку я.
    [FONT='Times New Roman'] - Оставьте меня. Дайте мне умереть спокойно.
    [FONT='Times New Roman'] - Нина, ну что ты вообще?.. - сказал дедушка и помянул бабушкину мать. - Из-за чайника... Разве можно так?
    [FONT='Times New Roman'] - Оставь меня, Сенечка... Оставь, я же теб не трогаю... У меня жизнь разбита, причем тут чайник... Иди. Возьми сегодняшнюю газетку. Саша, пойди, положи себе кашки... Ну ничего! - Бабушкин голос начал вдруг набирать силу. - Ничего! - Тут он совсем окреп, и я попятился. - Вас судьба разобьет так же, как и этот чайник. Вы еще поплачете!
    [FONT='Times New Roman'] Я пролепетал, что не мы с дедушкой разбили чайник, и оглянулся в поисках поддержки. Но дедушка вовремя смылся за газеткой.
    [FONT='Times New Roman'] - Молчать! - взревела бабушка. - Вы загадили мой мозг, больной мозг, несчастный мозг! Я из-за вас ничего не помню, ничего не могу найти, у меня все валится из рук! Нельзя гадить человеку в мозг день и ночь!
    [FONT='Times New Roman'] Прокричав такие слова, бабушка встала с кровати и двинулась на кухню. Я не рискнул идти за ней и хотел остаться в комнате, но властный окрик и обещание сделать из меня двоих, если я сейчас же не подойду, заставили меня повиноваться. По дороге на кухню я размышлял, что было бы неплохо, если бы из меня сделали двоих. Один из меня мог бы тогда отдыхать от бабушки, а потом они бы с тем, другим, менялись. Но, к сожалению, невозможное невыполнимо, и из несбыточных грез я снова перенесся в реальность.
    [FONT='Times New Roman'] Когда я вернулся к месту трагической гибели чайника, бабушка уже собрала на совок осколки и высыпала их в мусопропровод. Потом она вымыла руки и стала натирать в тарелку рыночные яблоки, которые я должен был есть по утрам. Тут только вернулс дедушка с газеткой. Я посмотрел на него, как на дезертира.
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка лихо натирала яблоки, щеки ее зарумянились, как на катке, дедушка посмотрел на нее и залюбовался.
    [FONT='Times New Roman'] - Видишь, как бабка-то старается. Не для кого-нибудь, дл тебя, дурака, - сказал он и снова залюбовался бабушкой.
    [FONT='Times New Roman'] - Ну чего уставился? - смутилась бабушка, точно гимназистка на первом свидании.
    [FONT='Times New Roman'] - Так, ничего...- вздохнул дедушка и перевел взгляд на заляпанное окно, по которому в поисках съестного елозила большая муха.
    [FONT='Times New Roman'] - На. - Бабушка поставила передо мной тарелку тертых яблок. Они выглядели аппетитной светло-зеленой кашицей, когда выходили из-под терки, но тут же коричневели и становились довольно неприглядными.
    [FONT='Times New Roman'] - Зачем мне каждый день есть эти яблоки? - спросил я.
    [FONT='Times New Roman'] Дедушка оторвал взгляд от мухи и ответил:
    [FONT='Times New Roman'] - Как же, дурачок? Это нужно. Шлаки вымывает.
    [FONT='Times New Roman'] - Какие шлаки? - не понял я.
    [FONT='Times New Roman'] - Разные. Ты спасибо должен говорить, что тебе это дают.
    [FONT='Times New Roman'] - А зачем натирать?
    [FONT='Times New Roman'] - Так ты же не жуешь ни черта! - воскликнула бабушка. - Заглатываешь кусками такими, что ничего не усваивается! Ах, Сенечка, о чем ты говоришь, это же такое неблагодарное дерьмо! Сколько сил уходит, и хоть бы не издевался так... Ой, прибей эту муху, она мне на нервы действует!
    [FONT='Times New Roman'] Дедушка свернул в трубку принесенную газету и точно шлепнул муху. Та упала на подоконник и подняла лапку кверху в назидание, что так случится со всяким, кто будет действовать на нервы бабушке.
    [FONT='Times New Roman'] - Эх, Нина, а «Спартак»-то вчера проиграл, - сказал вдруг дедушка, глядя в газету, которой только что прибил муху.
    [FONT='Times New Roman'] - А мне чихать и на твой «Спартак», и на то, что он проиграл! Хоть бы они все сдохли и ты вместе с ними. - Бабушкин взгляд упал на стол, где осталось немного просыпанной мать-и-мачехи, и настроение ее снова ухудшилось. - Жрите! - Она поставила на стол гречневую кашу и котлеты паровые на сушках. Паровые, потому что жареное - это яд и есть его могут только коблы, которых не расшибешь об дорогу, а на сушках, потому что в хлебе дрожжи и они вредны для поджелудочной.
    [FONT='Times New Roman'] Дедушка уткнулся в свою тарелку, бормоча что-то про «Спартак», а я с тоской посмотрел на наскучившие мне котлеты и на зеленый «Панзинорм», который я должен был принимать по утрам.
    [FONT='Times New Roman'] - «Панзинорм» выпил?
    [FONT='Times New Roman'] «Панзинорм» мне порядком надоел и со словами: «Да, выпил», я попытался затолкнуть его под стоявший на столе кулек с мукой, не заметив, что бабушка у меня за спиной.
    [FONT='Times New Roman'] - Сво-олочь... Старик больной ездит достает, чтоб ты тянул как-то, а ты переводишь! Хоть бы уважение имел! Разве порядочные люди делают так? Тебе что, не жалко больного старика?
    [FONT='Times New Roman'] «Больной старик» глубокомысленно сказал: «Да», - и снова углубился в свою котлету.
    [FONT='Times New Roman'] - А ты дакай, дакай! Одну сволочь вырастили, теперь другую тянем на горбу. - Под первой сволочью бабушка подразумевала мою маму. - Ты всю жизнь только «дакал» и уходил таскаться. Сенечка, давай то сделаем, давай это. «Да... Потом...» Потом - на все просьбы одно слово!
    [FONT='Times New Roman'] Глядя в тарелку, дедушка сосредоточенно жевал котлету.
    [FONT='Times New Roman'] - Ничего... Горький говорил: удар судьбы приходит нежданно. Будет тебе расплата. Предательство безнаказанно не проходит! Самый тяжкий грех - предательство... Капусту принеси мне сегодня, щи сварю. В «Дары природы» иди, в «Комсомольце» не покупай. Там капуста свиней кормить, а мне ребенку щи варить, не только тебе, борову. Принесешь?
    [FONT='Times New Roman'] - Да.
    [FONT='Times New Roman'] - Знаю я твое «да"...
    [FONT='Times New Roman'] Я доел кашу, сказал бабушке «спасибо» и вышел из-за стола.
    [FONT='Times New Roman'] - Хоть бы спасибо сказал! - послышалось вслед.
    [FONT='Times New Roman'] Прежде, чем начать следующий рассказ, мне хотелось бы сделать кое-какие пояснения. Уверен, найдутся люди, которые скажут: «Не может бабушка так кричать и ругаться! Такого не бывает! Может быть, она и ругалась, но не так сильно и часто». Поверьте, даже если это выглядит неправдоподобно, бабушка ругалась именно так, как я написал. Пусть ее ругательства покажутся чрезмерными, пусть лишними, но я слышал их такими, слышал каждый день и почти каждый час. В повести я мог бы, конечно, вдвое сократить их, но сам не узнал бы тогда на страницах свою жизнь, как не узнал бы житель пустыни привычные взгляду барханы, исчезни вдруг из них половина песка. Я и так убираю из бабушкиных выражений все, что не принято печатать. Мама моего приятеля запретила нам общаться, когда я сказал, как назвала меня бабушка за пролитый на стол пакет кефира, а пятиклассник Дима Чугунов долго объяснял мне, почему бабушкины комбинации нельз говорить при взрослых. Диму я, кстати, научил многим бабушкиным выражениям, и больше всего нравилось ему короткое «тыц-пиздыц», употреблявшееся как ответ на любую просьбу, в которой следовало отказать. Надеюсь, теперь вы верите, что в бабушкиной речи я ничего не преувеличил, и понимаете, что количество ругательств не связано с отсутствием у меня чувства меры, а вызвано желанием как можно точнее показать свою жизнь. Если так, следующий рассказ называется...
  4. #4
    Def
    Offline
    .

    ЦЕМЕНТ


    [FONT='Times New Roman']Рядом с нашим домом была огромная стройка автодорожного института - МАДИ, и мы с приятелем очень любили туда ходить. Он ходил «лазат», так специфически выговаривал он это слово, а я искал там разные детали, из которых можно было бы что-нибудь изобрести. «Лазали» мы туда часто. В МАДИ нас никто не видел, и можно было делать все, что захочется. Там было множество интересных вещей, и все они принадлежали нам. В МАДИ мен не могла найти бабушка, и, наверное, поэтому она запрещала мне туда ходить. Но как не ходить туда, где можно делать все, что захочется, и где тебя не могут найти?
    [FONT='Times New Roman'] В МАДИ я мог бы чувствовать себ совершенно свободно, если бы не одно обстоятельство. Шесть раз в день должен был принимать гомеопатию, и, когда я был на улице, бабушка выносила мне ее в коробочке. Если при этом кто-то угощал меня конфетой, бабушка брала ее и, отправляя себе в карман, со вздохом говорила:
    [FONT='Times New Roman'] - Ему нельзя, у него, эх, другие конфеты. - И всыпала мне в рот порцию гомеопатических шариков.
    [FONT='Times New Roman'] Как-то, решив всыпать мне в очередной раз «Кониум», бабушка вышла во двор и не увидела меня.
    [FONT='Times New Roman'] - Саша! - крикнула она. - Саша!!
    [FONT='Times New Roman'] Ни звука в ответ.
    [FONT='Times New Roman'] - Саша!!! - заорала она и двинулась в обход дома, надеясь меня найти.
    [FONT='Times New Roman'] Найти меня было невозможно. Я был с приятелем в МАДИ и, сидя на крыше одного из трехэтажных цехов, размышлял, куда бы приспособить найденный на чердаке коленчатый вал. Услышав зов бабушки с гомеопатией, я страшно перепугался и в ужасе заметался по крыше, не зная, куда деваться. Не выпить гомеопатию было все равно, что самовольно отлучиться с поста. Мой страх передался приятелю. Он съежился и, с опаской глядя вниз, прошептал:
    [FONT='Times New Roman'] - А она сюда не влезет?
    [FONT='Times New Roman'] Со страху я принял его слова всерьез и решил, что, пока бабушка действительно не влезла к нам, надо скорее бежать ей навстречу. Мой путь-полет во двор занял минут пять. Все это время бабушка ходила вокруг дома, держа в руке коробочку с гомеопатией, и кричала:
    [FONT='Times New Roman'] - Где ты, скотина?
    [FONT='Times New Roman'] Будь она в деревне, очевидцы могли бы подумать, что у нее убежала коза, но в городе...
    [FONT='Times New Roman'] Наконец я влетел во двор. Бабушки нигде не было видно, но по отдаленным крикам я догадался, что она с другой стороны дома. Запыхавшийся приятель подбежал ко мне и, еле переводя дух, спросил:
    [FONT='Times New Roman'] - А «лазат» еще пойдем?
    [FONT='Times New Roman'] Я сплюнул и, как человек, знающий, что происходит и чем такие вещи кончаются, веско сказал:
    [FONT='Times New Roman'] - Отлазились.
    [FONT='Times New Roman'] - Отлазались...- как бы вдумываясь в смысл этого страшного слова, тихо повторил приятель, и тут из-за угла вышла бабушка.
    [FONT='Times New Roman'] - Где ты шлялся? Иди сюда. Пей гомеопатию.
    [FONT='Times New Roman'] Приятель тут же испарился. Бабушка подошла ко мне... А я потный!
    [FONT='Times New Roman'] Потеть мне не разрешалось. Это было еще более тяжким преступлением, чем опоздать на прием гомеопатии! Провинности хуже не было! Бабушка объясняла, что, потея, человек теряет сопротивляемость организма, а стафилококк, почуя это, размножается и вызывает гайморит. Я помнил, что сгнить от гайморита не успею, потому что, если буду потный, бабушка убьет меня раньше, чем проснется стафилококк. Но, как я ни сдерживался, на бегу все равно вспотел, и спасти меня теперь ничто не могло.
    [FONT='Times New Roman'] - Пошли домой! - сказала бабушка, когда я выпил гомеопатию.
    [FONT='Times New Roman'] В лифте она посмотрела на меня внимательно, изменилась в лице и сняла с моей головы красную шапочку. Волосы были мокрыми. Она опустила руку мне за шиворот и поняла, что я потный.
    [FONT='Times New Roman'] - Вспотел... Ну сейчас я тебе, тварь, сделаю «козью морду».
    [FONT='Times New Roman'] Мы вошли в квартиру.
    [FONT='Times New Roman'] - Снимай все, ну скорей. Рубаху снимай. Весь потный, сволочь, весь...
    [FONT='Times New Roman'] О-ой! - протянула она, беря рубашку. - Вся мокрая! Вся насквозь! Где ты был? Отвечай!
    [FONT='Times New Roman'] - Мы с Борей в МАДИ ходили, - пролепетал я.
    [FONT='Times New Roman'] - В МАДИ! Ах ты мразь!Я тебе сколько говорила, чтоб ноги твоей там не было?! Этого Борьку об дорогу не расшибешь, он пусть хоть селится там, а ты, тварь гнилая, ты что там делал? Опять гайки подбирал? Чтоб тебе все эти гайки в зад напихали! Ну ничего...
    [FONT='Times New Roman'] «Ну ничего», как всегда, не предвещало ничего хорошего.
    [FONT='Times New Roman'] - Слушай меня внимательно. Если ты еще раз пойдешь в МАДИ, я пошлю туда дедушку, а он уважаемый человек - твой дедушка. Он пойдет, даст сторожу десять рублей и скажет: «Увидите здесь мальчика, высохшего такого, в красной шапочке и в сером пальто... убейте его. Вырвите ему руки, ноги, а в зад напихайте гаек». Твоего дедушку уважают, и сторож сделает это. Сделает, понятно?!
    [FONT='Times New Roman'] Я все понял.
    [FONT='Times New Roman'] На следующий день, отправляя меня гулять, бабушка приколола английскими булавками к изнанке моей рубашки два носовых платка. Один на грудь, другой на спину.
    [FONT='Times New Roman'] - Если вспотеешь опять, рубашка сухая останется, а платки я раз - и выну, - объяснила она. - Выну и удавлю ими, если вспотеешь. Понял?
    [FONT='Times New Roman'] - Понял.
    [FONT='Times New Roman'] - И еще. Помнишь, что я тебе про МАДИ сказала? Пойдешь туда опять с этим Борькой, пеняй на себя. Если позовет, откажись. Прояви характер, скажи твердо: «Мне бабушка запретила!» Слабохарактерные кончают жизнь в тюрьме, запомни это и ему передай. Запомнил?
    [FONT='Times New Roman'] - Запомнил.
    [FONT='Times New Roman'] - Ну иди.
    [FONT='Times New Roman'] Не расшибаемый об дорогу Борька ждал меня около подъезда.
    [FONT='Times New Roman'] - Пошли, - сказал он.
    [FONT='Times New Roman'] - Куда?
    [FONT='Times New Roman'] - В МАДИ.
    [FONT='Times New Roman'] - Пошли.
    [FONT='Times New Roman'] - Боря, вы куда! - послышался вдруг голос выглянувшей на балкон бабушки.
    [FONT='Times New Roman'] - В беседку! - ответил Борька.
    [FONT='Times New Roman'] - Боренька, не веди его в МАДИ, ладно! У мен есть справка от врача, что я психически больна. Я могу убить, и мне за это ничего не будет. Ты, если в МАДИ пойдете, имей это в виду, хорошо?
    [FONT='Times New Roman'] - Ага...- ответил Борька. - Слушай, у нее правда такая справка есть? - спросил он, когда бабушка ушла с балкона.
    [FONT='Times New Roman'] - Не знаю.
    [FONT='Times New Roman'] - Может, не пойдем?
    [FONT='Times New Roman'] - Да пошли! Как она узнает?! - завелся я, уверенный, что не вспотею и не выдам себя бабушке. - Мы ненадолго. Полазим немного - и сразу назад.
    [FONT='Times New Roman'] Перед огромными железными воротами, на ржавчине которых белой масляной краской были намалеваны четыре заветные буквы - «МАДИ», я замер. «Он уважаемый человек, твой дедушка... Он пойдет...» - зазвучал у меня в ушах голос бабушки.
    [FONT='Times New Roman'] - Знаешь, давай лучше в детский сад, - предложил я Борьке.
    [FONT='Times New Roman'] Детский сад примыкал к МАДИ вплотную, отделялся от него забором с дыркой и по интересу был дл нас на втором месте. Вечером, когда там никого не было, мы считали его своим. Мы могли играть там во что угодно, могли сидеть в маленьких деревянных домиках и забираться на их остроконечные крыши, могли жечь костер и печь в нем принесенную из дома картошку, не боясь, что какой-нибудь прохожий разорит костер и отберет у нас спички. И спички, и картошка были припрятаны в одном из домиков с прошлого раза, и чем заняться в детском саду в тот вечер, решилось само собой.
    [FONT='Times New Roman'] Нашу идиллию прервало появление «больших мальчишек». Так мы называли ребят из циркового училища, которые были лет на пять нас старше и тоже, как и мы, считали детский сад своим. К сожалению, они были отчасти правы. Они могли нас прогнать, мы их нет. Им, например, ничего не стоило расшибить об дорогу Борьку. А мы только могли, отойдя на приличное расстояние, крикнуть им так, чтобы они не услышали что-нибудь обидное. Борька обзывал их козлами, а я проклинал их небом, Богом и землей. А потом мы удирали и думали: «Как мы их, а! Знай наших!»
    [FONT='Times New Roman'] Так вот, когда в детском саду появились «большие мальчишки», я вспомнил, что вчера очень неплохо проклял одного из них с балкона и поэтому лучше всего будет «сделать ноги». Мальчишки приближались со стороны калитки, поэтому «делать ноги» можно было только в МАДИ. Я уже говорил, что забор был с дыркой, вот мы ею и воспользовались. Я еще подумал: «Сторож, может, и не поймает, а эти точно руки вырвут, а вместо гаек используют картошку. Главное - только не вспотеть!»
    [FONT='Times New Roman'] И вот мальчишки далеко. Мы на стройке МАДИ. Борька убежал вперед, а я заметил на земле сломанную гитару и поднял ее. Мне пришло в голову, что, если влезть на забор, можно здорово подоводить лифтерш из чужого двора. Стараясь не делать слишком быстрых движений, я влез, потрясая гитарой, закричал лифтершам: «Ай-йя-я!» - потом скорчил рожу, швырнул гитару им под ноги и, отметив про себя, что не вспотел, спрыгнул с забора обратно...
    [FONT='Times New Roman'] Земля расступилась подо мной обволакивающим ноги холодом и вязкой массой сошлась у пояса. Я понял, что куда-то ввалился. Это оказалась яма, наполненная раствором цемента. Еще оказалось, что сижу я в ней уже не по пояс, а по грудь и выбраться не могу. Первой мыслью было поплыть, но тут я вспомнил, что не умею. Второй - позвать на помощь. Борька был уже далеко, но даже если бы он был дома, то все равно услышал бы мои жуткие вопли. Он подбежал ко мне и с интересом, перемешанным с ужасом, долго разглядывал мою голову, словно из земли торчащие плечи и судорожно плюхающие по цементу руки.
    [FONT='Times New Roman'] - Ты чего это, того, да, совсем? - спросил он наконец.
    [FONT='Times New Roman'] - Совсем, - прохрипел я, отчаянно глотая воздух. Я тонул, и дышать было все труднее.
    [FONT='Times New Roman'] - А что делать? Может, тебя, того, вытащить? - подал наконец Борька дельное предложение, но тут же провалился сам по колено.
    [FONT='Times New Roman'] - Ну вот, видишь, что из-за тебя получилось? - вздохнул он. - Теперь дома заругают...
    [FONT='Times New Roman'] Он выбрался. Попробовал отряхнуть брюки - бесполезно.
    [FONT='Times New Roman'] - Видал, как испачкался? - сказал он, продолжа отряхиваться, но заметил, что цемент подступает мне к шее, и задумался.
    [FONT='Times New Roman'] - Знаешь, я тебя, пожалуй, вытащу, - решил он наконец и пошел за палкой.
    [FONT='Times New Roman'] Он тащил меня, как в кино партизаны тащат друг друга из болот. Мертвой хваткой вцепилс я в протянутую Борькой доску, и через пару минут мы уже медленно брели к дому. Когда мы перевалились через забор в детский сад (так были потрясены, что даже дыркой не воспользовались!), то наткнулись прямо на тех самых мальчишек. Они доедали нашу картошку и оживленно обсуждали, чья бы она могла быть. Завидя нас, они, конечно, покатились со смеху, но мне было все равно. Впереди мен ждала бабушка.
    [FONT='Times New Roman'] Вот и наш двор. Цемент, который облепил меня, весил килограммов десять, поэтому походка у меня была, как у космонавта на какой-нибудь планете, например, на Юпитере. На Борьке цемента было поменьше, он был космонавтом на Сатурне.
    [FONT='Times New Roman'] Лифтерши, сидевшие у подъезда, пришли от нашего вида в восторг.
    [FONT='Times New Roman'] - Ой! - кричали они. - Вот вывалялись-то, свиньи!
    [FONT='Times New Roman'] - А кто это, разобрать не могу?
    [FONT='Times New Roman'] - Это вон савельевский идиот, а это Нечаев из двадцать первой.
    [FONT='Times New Roman'] Почему я идиот, я знал уже тогда. У меня в мозгу сидел золотистый стафилококк. Он ел мой мозг и гадил туда. Знали это и лифтерши. От бабушки. Вот, например, ищет она меня, найти, конечно, не может. Спрашивает у лифтерши:
    [FONT='Times New Roman'] - Вы моего идиота не видели?
    [FONT='Times New Roman'] - Ну, почему идиота?.. На вид он довольно смышленый.
    [FONT='Times New Roman'] - Это только на вид! Ему стафилококк давно уже весь мозг выел.
    [FONT='Times New Roman'] - А что это такое, извините?
    [FONT='Times New Roman'] - Микроб такой страшный.
    [FONT='Times New Roman'] - Бедный мальчик! А это лечится?
    [FONT='Times New Roman'] - У нормальных людей да. А ему нельзя ни антибиотиков, ни сульфаниламидов.
    [FONT='Times New Roman'] - Но за последнее врем он вроде вырос...
    [FONT='Times New Roman'] - Вырос-то вырос, но, когда я его в ванной раздеваю, мне делается дурно - одни кости.
    [FONT='Times New Roman'] - И еще ко всему и идиот?
    [FONT='Times New Roman'] - Полный! - с уверенностью восклицает бабушка, и чувство гордости за внука переполняет ее: второго такого нет ни у кого.
    [FONT='Times New Roman'] Так вот, когда савельевский идиот добрался наконец до дома и дрожащей рукой позвонил в дверь, оказалось, что бабушка куда-то ушла. Ключей у меня, конечно, не было - идиотам их доверять нельзя, поэтому пришлось пойти к Борьке. Его мама помогла мне раздеться. Минут пять мы стаскивали пальто и столько же брюки. Ботинки, когда я снимал их, протяжно чавкнули. Варежки на резинках грузно болтались из рукавов - в них тоже был цемент. В цементе были даже подколотые бабушкой носовые платки. Я влез в ванну, отмылся. Дали мне Борину рубашку, Борины колготки. Боря был раза в полтора мен крупнее, а колготки были ему велики. В общем, завязал я их под мышками и пошел с Борей играть. Сидим играем. Лопаем бананы. Звонок в дверь. Его мама пошла открывать.
    [FONT='Times New Roman'] - Лика, эта сволочь у вас?
    [FONT='Times New Roman'] Я похолодел и съежился внутри колготок.
    [FONT='Times New Roman'] - Лика, где он? Мне сказали, он пошел к вам.
    [FONT='Times New Roman'] - Нина Антоновна, не волнуйтесь. Все отмоем. Я дала ему Борины колготки, они сидят играют.
    [FONT='Times New Roman'] - Дайте его сюда.
    [FONT='Times New Roman'] - Нина, ты его ко мне не подпускай, я его убью! - послышался голос дедушки.
    [FONT='Times New Roman'] - Иди отсюда, гицель, иди!
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка нашла меня, намотала колготки на руку и потащила домой.
    [FONT='Times New Roman'] - Ну, детка, пойдем со мной. Сейчас мы с тобой пойдем в МАДИ. Ты же любишь ходить в МАДИ? Вот мы туда пойдем. К сторожу. Хочешь к сторожу? Сейчас... Знаешь, какой там сторож? Дедушка уже был у него. А сейчас я тебя к нему отведу. Он тебя утопит, гада, в этом цементе. Ой, скотина, все пальто изгваздал, душу бы тебе так изгваздали! Все ботинки! А брюки! Я тебе говорила, чтоб ноги твоей там не было? Говорила? Опять с этим коблом пошел? Все изгваздал... Чтоб у тебя этот цемент лилс из ушей и из носа! Чтоб тебе им глаза навеки залепило! Знай, жизнь свою кончишь в тюрьме. У тебя же уголовные наклонности. Костер разжечь, на стройку залезть... И к этому ты тварь слабохарактерная. Учиться не хочешь, хочешь только вкусно жрать, гулять и смотреть телевизор. Так я тебе погуляю! Месяц из дому не выйдешь! Все хочешь доказать: «Я такой, как все, я такой, как все». А ты не такой! Если выполз на улицу, должен пройтись спокойно, сесть, почитать... Ну, ты у меня вступишь в пионеры! Я пойду в школу к директору и скажу, как ты надо мной издеваешься.
    [FONT='Times New Roman'] - Нина, ты его только ко мне не подпускай, я его убью! - снова подал голос дедушка.
    [FONT='Times New Roman'] - И убей! Такой твари незачем жить, только другим жизнь отравлять будет. Жаль, он совсем в этом цементе не утонул, отмучились бы все.
    [FONT='Times New Roman'] - Только ко мне не подпускай!
    [FONT='Times New Roman'] «Да, - подумал я, - в ближайшее время в МАДИ лучше не ходить».
  5. #5
    Def
    Offline
    .

    БЕЛЫЙ ПОТОЛОК


    [FONT='Times New Roman'] В школу я ходил очень редко. В месяц раз семь, иногда десять. Самое большое - я отходил подряд три недели и запомнил это время как череду одинаковых, незапоминающихся дней. Не успевал я прийти домой, пообедать и сделать уроки, как по телевизору уже заканчивалась программа «Время», и надо было ложиться спать.
    [FONT='Times New Roman'] Ложиться спать я не любил. Обычно, если не предстояло рано вставать, бабушка разрешала мне смотреть с ней после программы «Время» фильм. Она почесывала натертые резинками салатовых трико места, я хрустел хлебными палочками, мы лежали на дедушкином диване и глядели на экран. Фильмы были, как правило, скучные, но дожидаться в постели сна было еще скучнее, и я смотрел все подряд.
    [FONT='Times New Roman'] Как-то раз мы смотрели фильм про любовь.
    [FONT='Times New Roman'] - Что ты смотришь? Что ты можешь тут понять?! - спросила бабушка.
    [FONT='Times New Roman'] Я решил что-нибудь «загнуть» и ответил:
    [FONT='Times New Roman'] - Все понимаю. Оборвалася ниточка любви.
    [FONT='Times New Roman'] Говоря эту фразу, знал, что «выдаю», но не ожидал, что бабушка расплачется от умиления и целую неделю будет рассказывать потом о моих словах знакомым.
    [FONT='Times New Roman'] - Думала, дурачок маленький, зря пялится, а он в двух словах суть высказал. Оборвалася ниточка любви. Надо же так...
    [FONT='Times New Roman'] С тех пор бабушка разрешала мне смотреть допоздна даже двухсерийные фильмы, но высказывать в двух словах их суть я больше не решался. Я все время ходил у бабушки в идиотах, знал, как трудно отличиться и произвести на нее хорошее впечатление, и раз произведя его, старался не высовываться, чтобы оно подольше сохранилось.
    [FONT='Times New Roman'] Когда надо было идти в школу, смотреть вечерние фильмы бабушка не разрешала, и сразу после программы «Время» я отправлялся спать. Я лежал один в темной комнате, прислушивался к отдаленному бормотанию телевизора и ворочался от скуки, завидуя бабушке с дедушкой, которые ложились спать, когда им захочется. К счастью, школа, как я уже сказал, была редким событием и рано ложиться приходилось нечасто.
    [FONT='Times New Roman'] Причин, по которым я пропускал занятия, было много, и все уважительные. Во-первых, я постоянно болел. Во-вторых, мама, наивно думавшая, что я буду жить с ней, записала меня в школу около своего дома, а дедушка, возивший мен учиться туда и обратно на машине, уезжал иногда под бабушкины прокляти по своим делам. Тогда нам приходилось добираться семь остановок на метро, и на такой подвиг бабушка решалась только в случае контрольной. Наконец, в-третьих, мы могли поехать куда-нибудь с утра на анализ, и эта причина была самой весомой.
    [FONT='Times New Roman'] Анализов, исследований и консультаций проводилось множество. У меня брали кровь из вены и из пальца, делали пробы на аллергию и снимали кардиограммы, смотрели ультразвуком почки и велели дышать в хитроумный аппарат, выписывающий подобные кардиограмме кривые. Все результаты бабушка показывала профессорам.
    [FONT='Times New Roman'] Профессор из Института иммунологии просмотрел пачку анализов и сказал, что у меня, должно быть, муковисцидоз. С болезнью этой долго не живут, и на всякий случай он посоветовал сделать еще специальное исследование в Институте педиатрии. Муковисцидоза у меня не оказалось, но в Институте педиатрии мне заодно измерили внутричерепное давление, нашли его повышенным, и это подтвердило диагноз «идиот», давно поставленный бабушкой.
    [FONT='Times New Roman'] В том, что я идиот, бабушка не раз убеждалась, когда я делал уроки. Я уже объяснил, почему не ходил в школу, и теперь расскажу, как выглядела мо учеба. Каждый день бабушка звонила отличнице Светочке Савцовой и узнавала у нее не только домашнее задание, но и все упражнения, которые ребята делали в классе. У меня даже было две тетради по каждому предмету - классная и домашняя. В обеих я писал дома, но в классной до последней буквы было то же, что у сидевшей на уроках Светочки. Если в классе писали диктант, Светочка диктовала его бабушке, бабушка диктовала потом мне. Если было сочинение, его сочинял. Если на уроке рисования рисовали молоток, я под присмотром бабушки рисовал его тоже.
    [FONT='Times New Roman'] Когда болел и лежал с температурой, то заданий какое-то время не делал, но потом, чуть поправившись, должен был все наверстать. Поэтому мне часто приходилось выполнять задани за несколько дней. Но, пока я успевал сделать классную и домашнюю математику за понедельник, вторник и среду, появлялась математика за четверг и пятницу. Я писал диктант, проведенный в классе во вторник, и догонял домашний русский вплоть до четверга, но была уже пятница, и к русскому классному за среду добавлялось изложение. Если болел я долго, то наверстывать задания приходилось по две недели, а потом еще неделю догонять те, что были заданы, пока я наверстывал предыдущие.
    [FONT='Times New Roman'] Занимался я за маленькой складной партой, которую дедушка специально получил на складе магазина «Дом игрушки». Бабушка записывала уроки на листах картона и ставила их передо мной. Я с ужасом глядел на картонки с уроками за 15-е, 16-е и 17-е, а бабушка узнавала в это время, что задали с 18-го по 22-е.
    [FONT='Times New Roman'] - Дядя Ваня - коммунист. Красно яблоко в саду. Наш паровоз мы сделали сами...- выкрикивала Светочка предложения, которые писала в классе.
    [FONT='Times New Roman'] - Дядя Ваня... так, красно яблоко... Пиши, сволочь, не отвлекайся! (Это мне.) Так, что паровоз? - записывала бабушка, лежа на кровати и прижимая плечом к уху телефонную трубку. - Спасибо, Светочка. Теперь за двадцать первое продиктуй, пожалуйста. Пионеры шли стройными рядами... Так... Дядя Яша зарядил винтовку...
    [FONT='Times New Roman'] Продиктовав бабушке классные и домашние задания за несколько дней, Светочка, учившаяся в музыкальной школе, играла потом на скрипке свои собственные этюды. Глаза бабушки увлажнялись, она кидала на меня презрительные взгляды и, протягивая трубку, говорила:
    [FONT='Times New Roman'] - На, послушай, вот ребенок-то золотой. Счастье такого иметь.
    [FONT='Times New Roman'] Послушать Светочку она предлагала неоднократно, но послушал я только один раз. Потом вернул трубку бабушке и сказал:
    [FONT='Times New Roman'] - Ну и что? Скрипит, как дверь, подумаешь.
    [FONT='Times New Roman'] - Дверь?! Чтоб ты, сволочь, скрипел, как дверь! Она играет на скрипке! Девочка учится в музыкальной школе. Она умница, а ты кретин и дерьма ее не стоишь!
    [FONT='Times New Roman'] С последним замечанием, которое было таким обидным, что в школе мне не раз хотелось столкнуть Светочку с лестницы, бабушка сунула мне под нос листок с новыми уроками, пообещала, что если я сделаю ошибку, то она меня так ошибет, что люди будут ошибаться, принима меня за человека, а после этой угрозы легла обратно на кровать и два часа разговаривала со Светочкиной мамой.
    [FONT='Times New Roman'] - Ой, что вы, - говорила бабушка, - ваша Света - здоровая девочка по сравнению с этой падалью! У него золотистый патогенный стафилококк, пристеночный гайморит, синусит, франтит... Тонзиллит хронический. Когда я его в ванной раздеваю, мне от его мощей делается дурно. Нет, что вы, в какой бассейн! Да где уж там перерастет! Бывает, перерастают, но не такие, как он. Ну, Света ваша - здоровая девочка, она-то перерастет, конечно! Диатез? А поджелудочную железу вы ей не проверяли? У него она увеличена. А к этому и печень больна, и почечная недостаточность, и ферментативная... Панкреатит у него с рождения. Есть мудрая поговорка, Вера Петровна: «За грехи родителей расплачиваются дети». Он расплачивается за свою мать-потаскуху. Первый муж, Сашин отец, ее бросил и правильно сделал. Не знал только, что ей гормон в голову так стукнет, что забудет все на свете. Нашла себе в Сочи усладу - алкаша с манией величия, пестует его непризнанный гений. Ребенка бросила мне на шею. Пять лет с ним маюсь, а она только раз в месяц припрется, ляжет на диван и еще жрать просит. А у меня все продукты с рынка для калеки ее, самой иногда есть нечего, одним творогом перебиваюсь. Ой... Это она заиграла? Солнце, заинька, как играет! Она будет великим скрипачом у вас! Тьфу, тьфу, тьфу, стучу по дереву. Извините, у меня борщ горит, я побежала. Всего хорошего. Желаю вам здоровья побольше, только здоровья, остальное будет. Светочке привет, умница, из нее будет толк. До свидания...
    [FONT='Times New Roman'] - Надо же так забить мозг! - сказала бабушка, положив трубку. - Заговорит так, что не отвяжешься. Ну, что ты написал? «Наш паровоз мы зделали сами"... Идиот! Сволочь! Чтоб тебя переехал паровоз, который они сделали! Давай бритву!
    [FONT='Times New Roman'] Я дал бабушке бритву, котора была важнейшим предметом в моих занятиях и всегда лежала под рукой. Чтобы тетрадь была без помарок, бабушка не разрешала ничего зачеркивать, а вместо этого выскребала ошибочные буквы бритвенным лезвием, после чего я аккуратно исправлял их.
    [FONT='Times New Roman'] - Какой подлец, а... - приговаривала бабушка, принимаясь выскребать букву «з», но почему-то в слове «паровоз». - Из-под палки учишься.
    [FONT='Times New Roman'] - Ты не там выскребаешь, - сказал я.
    [FONT='Times New Roman'] - Я тебя сейчас выскребу! - крикнула бабушка и помахала бритвой у меня под носом. - Забил мозг, конечно, не там выскребаю!
    [FONT='Times New Roman'] Она выскребла там, где надо, я исправил ошибку, и бабушка стала проверять дальше.
    [FONT='Times New Roman'] - «На дравнях выбирает путь!» Вот ведь кретин! Второй год на бритвах учишься. Чтоб тебе все эти бритвы в горло всадили! На, пиши, исправила. Еще раз ошибешься, я из тебя дравни сделаю. - И бабушка снова сунула мне под нос тетрадь.
    [FONT='Times New Roman'] Я стал писать дальше. Бабушка легла на кровать и взяла «Науку и жизнь». Изредка она поглядывала на меня, стараясь понять, не пора ли ей снова брать бритву и делать из меня «дравни».
    [FONT='Times New Roman'] Я писал, с тоской глядя на столбец предложений, и вспоминал, как пару дней назад написал, что «хороша дорога примая». Бабушка выскребла ошибочную «и», я вписал в пустое место букву «е», но оказалось, что «премая дорога» тоже не годится. Желая, чтоб дорога мне была одна - в могилу, бабушка принялась скрести на том же месте, проскребла лист насквозь и заставила меня переписывать всю тетрадь заново. Хорошо еще, я недавно ее начал.
    [FONT='Times New Roman'] Тут я поймал себя на том, что в предложении про солнце вывожу один и тот же слог второй раз. Получилось, что солнце восходит, освещая все «румяняняной» зарей. Увидев содеянное, я съежился за партой, затравленно глянул на бабушку и встретился с ее пристальным взглядом. Поняв, что она заподо- зрила неладное, я решил спасаться бегством, встал и со словами: «Ну нет, я так больше не могу заниматься» - пошел из комнаты.
    [FONT='Times New Roman'] - Что, ошибку сделал? - спросила бабушка, грозно откладывая в сторону «Науку и жизнь».
    [FONT='Times New Roman'] - Да, посмотри там... - ответил я, не оборачиваясь. Чтобы не быть зажатым в угол, мне нужно было скорее добраться до дедушкиной комнаты, где в центре стоял большой стол. Бегая вокруг него, я мог держать бабушку на расстоянии.
    [FONT='Times New Roman'] - «Румяняняной»! Скотина! - послышалось у меня за спиной, но я уже достиг стола и приготовился.
    [FONT='Times New Roman'] Когда бабушка появилась на пороге дедушкиной комнаты, я был, как спринтер на старте.
    [FONT='Times New Roman'] - Сволочь! - раздалось вместо стартового выстрела.
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка рванулась ко мне. Я от нее. Карусель вокруг стола началась. Мимо меня неслись буфет, сервант, диван, телевизор, дверь, и снова буфет, и снова сервант, а сзади слышались зловещее дыхание бабушки и угрозы в мой адрес.
    [FONT='Times New Roman'] - Иди сюда, сволочь! - грозила она. - Иди, хуже будет. Иди, или я тебя бритвой на куски порежу... Иди сюда, не будь трусом. Стой, я тебе ничего не сделаю. Стой. Иди сюда, я тебе дам шоколадку. Знаешь, какую? Вот такую...
    [FONT='Times New Roman'] Какую именно, я не видел, потому что бежал не оборачиваясь.
    [FONT='Times New Roman'] - Иди сюда, я тебе куплю вагончиков к железной дороге, а не пойдешь, куплю и разломаю на твоей голове. Иди сюда.
    [FONT='Times New Roman'] Внезапно бабушка остановилась. Я остановился напротив. Нас разделял стол.
    [FONT='Times New Roman'] - Иди сюда по-хорошему.
    [FONT='Times New Roman'] Я замотал головой.
    [FONT='Times New Roman'] - Иди сюда, я посмотрю, не вспотел ли ты.
    [FONT='Times New Roman'] - Не пойду.
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка сделала ко мне шаг вдоль стола. Я сделал шаг от нее.
    [FONT='Times New Roman'] Вдруг лицо бабушки стало хитрым. Она навалилась на стол, и я, не успев ничего предпринять, оказался прижатым к балконной двери. Спасения не было. Я заверещал, как пойманный в капкан песец. Бабушка схватила мен и торжествующе поволокла в комнату.
    [FONT='Times New Roman'] - Румяняняной зарей... - приговаривала она. - Чтоб ты уже никакой зари не увидел!
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка села за парту, взяла бритву и протянула:
    [FONT='Times New Roman'] - Га-ад. Так издеваться! Так кровь из человека пить! Матери твоей сколько талдычила: «Учись, будь независимой», - сколько тебе талдычу, все впустую... Такой же будешь, как она. Таким же дерьмом зависимым. Ты будешь учиться, ненавистный подлец, ты будешь учиться, будешь учиться?! - закричала вдруг бабушка во весь голос и, отбросив в сторону бритву, схватила лежавшие рядом с партой ножницы. - Ты будешь заниматься?! - кричала бабушка, втыка на каждое слово ножницы в парту. - Заниматься будешь?! Учиться будешь?!
    [FONT='Times New Roman'] Ножницы оставляли на парте глубокие рваные выемки.
    [FONT='Times New Roman'] - Будешь заниматься?! Будешь учиться?! А-а!.. А-ах... а-агх-аха-ха!..
    [FONT='Times New Roman'] А-а! - зарыдала вдруг бабушка и, выронив ножницы, схватилась руками за лицо. - А-ах... а-аа! - кричала она и, продолжая кричать, начала карябать лицо руками.
    [FONT='Times New Roman'] Показалась кровь. Я словно прирос к полу и не знал, что делать. Меня охватил ужас. Я думал, что бабушка сошла с ума.
    [FONT='Times New Roman'] - Ах-ах-а-аа! - карябала лицо бабушка. - А-ах! - вскрикнула она как-то особенно пронзительно, ударилась головой об парту и начала сползать со стула.
    [FONT='Times New Roman'] - Бабонька, что с тобой? - закричал я.
    [FONT='Times New Roman'] - Ах...- тихо и невнятно простонала бабушка.
    [FONT='Times New Roman'] - Баба, что ты?.. Что с тобой?! Чем тебе помочь?!
    [FONT='Times New Roman'] - Уйди... Мальчик... - с трудом проговорила бабушка, делая ударение на последнем слове.
    [FONT='Times New Roman'] - Баба, что делать? Тебе нужно какое-нибудь лекарство... Баба!
    [FONT='Times New Roman'] - Уйди, мальчик, я не знаю тебя... Я не бабушка, у меня нет внука.
    [FONT='Times New Roman'] - Баба, да это же я! Я, Саша!
    [FONT='Times New Roman'] - Мальчик, я... не знаю тебя, - приподнимаясь на локте и всматриваясь в мое лицо, сказала бабушка. Потом, убедившись, видимо, что я действительно незнаком ей, она снова откинулась назад, запрокинула голову и захрипела.
    [FONT='Times New Roman'] - Баба, что делать?! Вызвать врача?
    [FONT='Times New Roman'] - Не надо врача... мальчик... Вызывай его себе...
    [FONT='Times New Roman'] Я склонился над бабушкой. Она посмотрела вверх, словно сквозь меня, и сказала:
    [FONT='Times New Roman'] - Белый потолок... Белый, белый...
    [FONT='Times New Roman'] - Баба! Бабонька! Ты что, совсем меня не видишь? Очнись! Что с тобой?!
    [FONT='Times New Roman'] - Довел до ручки, вот со мной что! - ответила бабушка и вдруг неожиданно легко встала. - Учишьс из-под палки, из водишь до смерти. Ничего, тебе мои слезы боком вылезут. «Румяняняной», - передразнила она. - Болван.
    [FONT='Times New Roman'] Исправив бритвой ошибку, бабушка стянула резинкой растрепавшиеся волосы и пошла смывать с лица кровь. Я, ничего не соображая, сел за парту.
    [FONT='Times New Roman'] - Господи! - послышался вдруг из ванной плач. - Ведь есть же на свете дети! В музыкальных школах учатся, спортом занимаются, не гниют, как эта падаль. Зачем ты, Господи, на шею мою крестягу такую тяжкую повесил?! За какие грехи? За Алешеньку? Был золото мальчик, была бы опора на старости! Так не моя в том вина... Нет, моя! Сука я! Не надо было предател слушать! Не надо было уезжать! И курву эту рожать нельзя было! Прости, Господи! Прости грешную! Прости, но дай мне силы крестягу эту тащить! Дай мне силы или пошли мне смерть! Матерь Божья, заступница, дай мне силы влачить этот тяжкий крест или пошли мне смерть! Ну что мне с этой сволочью делать?! Как выдержать?! Как руки не наложить?!
    [FONT='Times New Roman'] Я молчал. Мне еще надо было делать математику за три дня.
  6. #6
    Def
    Offline
    .

    ЛОСОСЯ


    [FONT='Times New Roman'] Этот рассказ я начну с описания нашей квартиры. Комнат у нас было две. Сразу у прихожей за двустворчатыми стеклянными дверями располагалась комната дедушки. Дедушка спал там на раскладном диване, который никогда не раскладывал, потому что внутри была спрятана какая-то старая, переложенная от моли пучками зверобо одежда и материя. Моль зверобоя боялась и в диван не лезла, но вместо нее там жили мелкие коричневые жучки, боявшиеся только крепкого дедушкиного пальца и сопровождавшие свою смерть оглушительной вонью. Кроме дивана с жучками, в комнате стояли стол, сервант, огромный буфет, который бабушка называла саркофагом, телевизор и два табурета. Верх буфета был сплошь заставлен дедушкиными сувенирами. Дедушка был артистом, много ездил по разным городам с концертами и привозил оттуда какого-нибудь деревянного медведя с бочонком, бронзовую Родину-мать с мечом, обелиск «Никто не забыт, ничто не забыто» или костяной значок «450 лет Тобольску». За каждый сувенир дедушка осыпался проклятиями.
    [FONT='Times New Roman'] - Надо же столько барахла в дом натащить! - ругалась бабушка по поводу разрисованной тарелки «Гульбхща з турам» и вырезанного из небольшого пня Ильи Муромца. - Хоронить будут, в гроб все не поместится! - Ну что делать, Нин, дарят...- отвечал дедушка, пристраивая Илью Муромца между жестяным танком из Таманской дивизии и бронзовым бюстом задумавшегося Максима Горького.
    [FONT='Times New Roman'] - Дарят, а ты не бери!
    [FONT='Times New Roman'] - Неудобно.
    [FONT='Times New Roman'] - Значит, возьми и оставь в гостинице. Проводникам в поезде оставь.
    [FONT='Times New Roman'] - Ну как «оставь», подарили ведь...- робко настаивал дедушка, с любовью прислоняя «Гульбхща з турам» к музыкальной сигаретнице, изображавшей трехтомник Ленина. «Гульбхща» прислонились плохо, покатились и, сбросив на пол мальчика-молдаванчика в высокой шапке, разлетелись вдребезги.
    [FONT='Times New Roman'] - Вот хорошо, одним куском дерьма меньше! - обрадовалась бабушка. - Я бы все переколотила, да еще об твою голову!
    [FONT='Times New Roman'] - И не склеишь уже...- бормотал дедушка, собирая осколки.
    [FONT='Times New Roman'] Если верх буфета был заставлен дедушкиными сувенирами, чем были забиты его ящики, не знал толком никто. Я пару раз открывал их, видел какие-то пластинки, мотки шерсти, пыльные бутылки вина, посуду. Вещи эти никогда не вынимались и полностью оправдывали присвоенную буфету кличку - саркофаг. Проигрывателя у нас не было, вязанием бабушка не занималась, а чтобы пить вино и пользоваться посудой, нужны были гости, которые к нам никогда не ходили.
    [FONT='Times New Roman'] Открывать буфет и трогать лежавшие в нем предметы, среди которых попадались занятные безделушки вроде деревянного автомобиля «Победа» с часами на месте запасного колеса, бабушка запрещала. Она говорила, что все это чужое. Какие-то люди, по ее словам, куда-то уехали и оставили эти вещи ей на хранение. Чужой оказалась даже коробочка леденцов - бабушка сказала, что ее оставил на хранение один генерал. Коробочку все же тиснул, но, внимательно рассмотрев ее, прочел: «Ф-ка им. Бабаева». Решив, что Бабаев - это фамилия генерала, а Фкаим - его странное имя, я тут же положил леденцы на место. С человеком по имени Фкаим лучше было не связываться.
    [FONT='Times New Roman'] Вторую комнату мы называли спальней. Там стояли два огромных шкафа, набитые, как и буфет, неизвестно чем, мутное зеркальное трюмо с тумбочками по бокам и огромная двуспальная кровать, на которой спали мы с бабушкой. С бабушкиной стороны стояла еще одна тумбочка, где хранились мои анализы, а с моей, чтобы я не упал ночью, были подставлены спинками три стула. На сиденьях их лежали обычно мои вещи - шерстяные безрукавки, фланелевые рубашки, колготки. Колготки я ненавидел. Бабушка не разрешала снимать их даже на ночь, и я все время чувствовал, как они меня стягивают. Если по какой-то случайности оказывался в постели без них, ноги словно погружались в приятную прохладу, я болтал ими под одеялом и представлял, что плаваю.
    [FONT='Times New Roman'] Как выглядела наша кухня, можно было понять, когда я рассказывал про поставленный на видное место чайник. Могу только добавить, что из «видных мест» состояла в общем-то вся квартира. Повсюду были нагромождены какие-то предметы, назначения которых никто не знал, коробки, которые неведомо кто принес, и пакеты, в которых неизвестно что лежало. Кухонный стол сплошь был уставлен лекарствами и какими-то баночками. Если мы с дедушкой обедали вместе, баночкам приходилось потесниться, и некоторые из них, не выдержав нашего соседства, валились с другого конца стола на пол. На шкафах лежали выложенные в ряд дозревать яблоки, бананы или хурма - в зависимости от сезона. Иногда хурма дозревала слишком, и над ней начинали виться крошечные мошки. Они же вились всегда над стоявшими на мойке коробочками с сырными корками и прочими мелкими отходами, приготовленными бабушкой для подкармливания птиц. Пол в коридоре бабушка застилала газетами, меняя их по мере ветшания. Она боялась инфекции, обдавала кипятком ложки и тарелки, но говорила, что на уборку у нее нет сил.
    [FONT='Times New Roman'] Самыми интересными деталями нашего интерьера были два холодильника. В одном хранились еда и консервы, которые брал на рыбалку старый гицель, второй битком был набит шоколадными конфетами и консервами для врачей. Хорошие конфеты и икру бабушка дарила гомеопатам и профессорам; конфеты похуже и консервы вроде лосося - лечащим врачам поликлиник; шоколадки и шпроты - дежурным врачам и лаборанткам, бравшим у меня анализы крови.
    [FONT='Times New Roman'] День, который я опишу в этом рассказе, началс с того, что бабушка, выбирая из одного холодильника лучшие конфеты дл гомеопата, ругала дедушку, выбиравшего из другого холодильника худшие консервы дл предстоявшей рыбалки. Дедушка всегда брал на рыбалку консервы похуже, потому что получше могли еще полежать, а похуже лежали уже давно и вот-вот могли испортиться.
    [FONT='Times New Roman'] - С дочерью я маялась - ты таскался, внук подыхает - ты таскаешься. Предателем был, предателем остался, - говорила бабушка, перебирая коробки конфет, многие из которых покоробились от долгого лежани и годились теперь только лечащим врачам. - И машина у тебя желтая. Желтый цвет - цвет предательства, какую ж ты еще мог выбрать, иуда тульский? Неделю назад сказала, что сегодня ехать к гомеопату, но как же! Тебе твои интересы превыше всего! Ничего, возмездие за все есть. Бог даст, это будет последняя тво рыбалка. Может, от равишься консервами своими, они, поди, еще с первой мировой войны заготовлены.
    [FONT='Times New Roman'] - Нин, ну я обещал Леше, - не то чтобы виновато, но как бы сомневаясь в своей правоте, сказал дедушка и, помолчав секунду, уточнил: - Еще месяц назад.
    [FONT='Times New Roman'] В дверь позвонили.
    [FONT='Times New Roman'] - Открой, Нина, это Леша!
    [FONT='Times New Roman'] Протерев рукавом густо заштопанного на локтях халата выбранную дл гомеопата коробку конфет, бабушка пошла открывать.
    [FONT='Times New Roman'] - Сейчас так пошлю этого Лешу, что дорогу забудет...- приговаривала она, возясь с замком. Он барахлил и часто заскакивал.
    [FONT='Times New Roman'] - Здравствуйте, Нина Антоновна. Можно? - спросил Леша - пенсионер, с которым дедушка подружился, когда тот еще работал портным в ателье на первом этаже нашего дома.
    [FONT='Times New Roman'] - Нельзя! Видеть вас, садистов, в доме своем не хочу! Рыбаки... Палачи вы! Страсть к убийству покоя не дает, не знаете, куда приткнуться. Человека убить боитесь, так хоть рыбину изничтожить. Такие же трусы, как вы, придумали эту рыбалку.
    [FONT='Times New Roman'] - А сама-то рыбку кушаешь! - поддел бабушку дед, подмигнув вошедшему Леше. В его присутствии он всегда становился смелее.
    [FONT='Times New Roman'] - Подавись ты своей рыбой! Я даю ее ребенку, а сама ем только потому, что у меня больная печень, мне нельзя мяса. Ты о моем здоровье никогда не думал. Если бы хоть часть времени, что ты уделяешь своей машине и своей рыбалке, ты уделял мне, я была бы Ширли Маклейн!
    [FONT='Times New Roman'] Леша, привычный к такого рода сценам, молча присел на дедушкин диван и оперся подбородком на сложенный спиннинг.
    [FONT='Times New Roman'] - Десять лет назад просила зубы мне сделать. Сделал? Один раз на рентген отвез. На, посмотри, что теперь! - Бабушка показала дедушке зубы, торчавшие в разные стороны редкими полусгнившими пеньками. - Как в машине что зашатается, поди сразу колупать ее едешь! Чтоб ты разбился на своей машине!
    [FONT='Times New Roman'] - Пошли, Леш, - сказал дедушка, подхватывая с пола удочки и рюкзак.
    [FONT='Times New Roman'] Бабушка стояла рядом, и, надевая рюкзак на плечо, он задел ее.
    [FONT='Times New Roman'] - Толкай, толкай! - заголосила бабушка и пошла следом за дедушкой до самого лифта. - Судьба тебя толкнет так, что не опомнишься! Кровью за мои слезы ответишь! Всю жизнь я одна! Все радости тебе, а я давись заботами! Будь ты проклят, предатель ненавистный!
    [FONT='Times New Roman'] Захлопнув за дедушкой дверь, бабушка вытерла выступившие слезы и сказала:
    [FONT='Times New Roman'] - Ничего, Сашенька, на метро доедем. Пусть он подавится помощью своей, все равно никогда не дождешься.
    [FONT='Times New Roman'] - А зачем нам гомеопат? - спросил я.
    [FONT='Times New Roman'] - Чтоб не сдохнуть! Не задавай идиотских вопросов.
    [FONT='Times New Roman'] В дверь опять позвонили.
    [FONT='Times New Roman'] - Забыл что-нибудь, поц старый...- пробормотала бабушка. - Сейчас так пошлю... Кто там?
    [FONT='Times New Roman'] - Я, Нина Антоновна, - послышался из-за двери голос медсестры Тони. Похожая в своем белом халате на бабочку-капустницу, она приходила каждую неделю и брала у меня анализ крови из пальца. Потом эти анализы бабушка показывала специалистам, чтобы установить какую-то «динамику». Динамики не было, и Тоня приходила уже не первый месяц.
    [FONT='Times New Roman'] - Тонечка, солнышко, здравствуйте! - заулыбалась бабушка, быстро спрятав конфеты для гомеопата под газету и только после этого открыв дверь. - Ждем вас, как света в окошке. Заходите.
    [FONT='Times New Roman'] Раскрыв на столе специальную сумку, Тоня достала пробирки и протерла мне палец наспиртованной ватой.
    [FONT='Times New Roman'] - Что это вы, Нина Антоновна, вроде плакали? - спросила она, продувая стеклянную трубочку.
    [FONT='Times New Roman'] - Ах, Тонечка, как не плакать от такой жизни! - пожаловалась бабушка. - Ненавижу я эту Москву! Сорок лет ничего здесь, кроме горя и слез, не вижу. Жила в Киеве, была в любой компании заводилой, запевалой. Как я Шевченко читала!
    [FONT='Times New Roman'] - Душе моя убогая, чого марно плачешь?
    [FONT='Times New Roman'] Чого тоби шкода? Хиба ты не бачишь,
    [FONT='Times New Roman'] Хиба ты не чуешь людского плачу?
    [FONT='Times New Roman'] То глянь, подывися. А я полечу.
  7. #7
    Def
    Offline
    .
    [FONT=Times New Roman]Хотела актрисой быть, отец запретил, стала работать в прокуратуре. Так тут этот появился. Артист из МХАТа, с гастролями в Киев приехал. Сказал - женится, в Москву увезет. Я и размечталась, дура двадцатилетняя! Думала, людей увижу, МХАТ, буду общаться... Как же!
    [FONT=Times New Roman]Тоня уколола мне палец и стала набирать кровь в капиллярную трубочку. Бабушка, вытирая слезы, продолжала:
    [FONT=Times New Roman]- Впер меня в девятиметровую комнату, и сразу ребенок... Алешенька, чудо мальчик был! Разговаривал в год уже! Больше жизни его любила. Так война началась, этот предатель заставил меня в эвакуацию отправляться. На коленях молила, чтоб в Москве оставил! Отправил в Алма-Ату, там Алешенька от дифтеритаи умер. Потом Оля родилась, болела все время. То коклюш, то свинка, то желтуха инфекционная. Я с ног сбивалась - выхаживала, а он только по гастролям разъезжал и ходил к соседям Розальским шашки двигать. И так все сорок лет. Теперь вместо гастролей по концертам ездит, на рыбалку и общественной работой занимается - сенатор выискался. А я, как всегда, одна с больным ребенком. А ему что, Нинка выдержит! Ломовая лошадь! А не выдержит, так он себе молоденькую найдет. За квартиру да за машину любая пойдет, не посмотрит, что говно семидесятилетнее в кальсонах штопаных.
    [FONT=Times New Roman]Тоня раскапала кровь по пробиркам и, прижав к моему пальцу вату с йодом, стала собираться.
    [FONT=Times New Roman]- Спасибо, Тонечка, простите, что расплакалась перед вами, - сказала бабушка. - Но когда всю жизнь одна, хочется с кем-нибудь поделиться. Постойте секундочку, я вам хочу приятное сделать, вы столько нас выручаете. - С этими словами бабушка открыла заветный холодильник и достала из него банку консервов. - Возьмите, солнышко, шпротов баночку. Я понимаю, это мелочь, но мне так хочется вас отблагодарить, а ничего другого у меня просто нету.
    [FONT=Times New Roman]Бабушкина забывчивость меня удивила. Я прекрасно знал содержимое холодильника и решил напомнить, чем еще можно отблагодарить Тонечку.
    [FONT=Times New Roman]- Как нету?! - крикнул я, настежь открывая холодильную дверцу. - А лосося?! Вон икры еще сколько!
    [FONT=Times New Roman]- Идиот, это позапрошлогодние банки! - оборвала меня бабушка. - Что я, по-твоему, могу дать Тонечке несвежее?!
    [FONT=Times New Roman]- До свидания, Нина Антоновна! Саша, до свидания, - заторопилась Тон и, отяготив карман халата жестяным диском шпротов, покинула квартиру.
    [FONT=Times New Roman]- Нет, я думала, большего болвана, чем твой дедушка, в природе не существует, но ты и его перещеголял, - сказала бабушка, закрыв за Тоней дверь. - Кто тебя потянул за одно место? Лосося... Сейчас такого лосося дам, что забудешь, кто ты есть! Это лосось для Галины Сергевны, а икра профессору. Одевайся, кретин, пора к гомеопату ехать. Пока на метро доберемся, он нас и ждать перестанет. Чтоб эта машина развалилась под твоим дедушкой, как жизнь развалилась моя. Одевайся...
    [FONT=Times New Roman]Дедушка с Лешей сидели на берегу водохранилища и ловили рыбу. Леша следил за колокольчиком заброшенного далеко в воду спиннинга и в пол-уха слушал сидевшего около него с удочкой дедушку.
    [FONT=Times New Roman]- Тяжело, Леш, сил больше нет, - жаловался дедушка, поглядывая на тонкий гусиный поплавок. - Раза три уже думал в гараже запереться. Пустить мотор, и ну его все... Только и удерживало, что оставить ее не на кого. Она меня клянет, что я по концертам езжу, на рыбалку, а мне деваться некуда. В комиссию бытовую вперся, в профсоюз - только бы из дома уходить. Завтра вот путевки распределять буду - уже хорошо, пройдет день. На концерты эти и не ходит никто, а я езжу. То в Ростов, то в Могилев, то в Новый Оскол. Думаешь, большая радость? Но хоть гостиница, покой, прием иногда хороший устроят. А дома несколько дней проведу, чувствую - сердце останавливается. Заедает насмерть. То Дездемона, то Анна Каренина. Зачем ты меня увез из Киева, зачем ты меня отправил в эвакуацию, зачем ты меня положил в психушку?..
    [FONT=Times New Roman]- В психушку?
    [FONT=Times New Roman]- Она ж больная психически, Леш. Тридцать лет назад у нее мания преследования была. Написала письмо какое-то на Лубянку и начала: «Меня посадят, меня заберут...» Дочь в шкаф прятала. Шубу новую я ей подарил, в клочки изорвала. Духов флакон «Шанели» разбила. Говорит - соседка будет завидовать, напишет донос. Какой донос, кому она нужна была?! Мне посоветовали ее в больницу положить, я положил. Так ее до волдырей искололи, еще хуже стало. С тех пор никакого житья. Мне советуют ее сейчас в клинику положить хотя бы на месяц. Все-таки время другое, можно и с врачами договориться, и навещать. Но не могу я! Она меня за тот раз тридцать лет клянет, как ее опять положу? Да и Сашей кто заниматься будет? Болеет парень все время, благодаря ей только и тянет.
    [FONT=Times New Roman]- А мать что же?
    [FONT=Times New Roman]- Мать! Прокляла ее бабка, и правильно! Он жил с ней до четырех лет. Бабка к ним на квартиру почти каждый день ходила, помогала. Пеленки стирала, готовила. Весь дом на ней был. Потом Оля с мужем развелась, Саше тогда три года было, я стал предлагать: «Оль, иди к нам с ребенком. Бабка в Саше души не чает, будем жить все вместе. Квартиру твою сдадим, всем легче будет». «Нет, - говорит, - не хочу быть от вас зависимой, не могу жить с матерью». Я нажимаю, говорю: «Больной парень у тебя - тяжело будет. Переезжай к нам». Согласилась было, и тут карлик этот на нашу голову свалился...
    [FONT=Times New Roman]- Карлик?
    [FONT=Times New Roman]- Ну не карлик, но вот такого роста, Леш! - Дедушка поднял руку на метр от земли. - Художник, черт бы его побрал! Нищий, пьющий и, знаешь, откуда? Из Сочи?
    [FONT=Times New Roman]- Любовь зла...- засмеялся Леша.
    [FONT=Times New Roman]- Меня чуть второй инфаркт не хватил! Говорит, он талантливый, но это ж дурой надо быть, чтобы не понимать, что ему прописка московская нужна! Что, в Москве талантливых алкоголиков мало?! Но, веришь, Леш, все бы простил - пусть карлик, пусть пьет, пусть прописку хочет. Расхлебывай сама, если дура! Но что ребенка из-за него предала - ни ему никогда не прощу, ни ей. Повезла Сашу в Сочи показывать, привезла с воспалением легких, бросила на нас и в тот же день опять туда уехала. Карлик там не то тоже заболел, не то запил.
    [FONT=Times New Roman]- Да-а... - осуждающе протянул Леша, подматывая катушку спиннинга.
    [FONT=Times New Roman]- Мы с бабкой и решили после этого Сашу не отдавать. Нельзя такой матери ребенка иметь! Она вернулась, мы ей так и сказали. А она, сволочь, что сделала - дождалась, когда он поправился, подкараулила его во дворе и увела. Он, дурачок, пошел, конечно, мама все-таки, не понимает, что даром этой маме не нужен. Бабка по двору бегала, криком кричала. Такой ужас был... Лифтерши сказали, она его в цирк повела. Я на машину - и туда с бабкой. И как раз они в антракте выходят. Он задыхается, лицо распухло, слезы из глаз. У него же аллергия, а в цирке животные. Бабка увидела, чуть в обморок не упала. Я его в машину посадил и увез. Пятый год с тех пор с нами живет. А эта с карликом. Он два года назад к ней переехал.
    [FONT=Times New Roman]Леша присвистнул.
    [FONT=Times New Roman]- А ребенка так и забыла?
    [FONT=Times New Roman]- Плакала сначала, просила отдать. Карлик этот тоже вмешивался. Письмо мне написал! Вы не имеете права... Вы заставляете ребенка предавать свою мать... Он мне права указывать будет, алкаш чертов! Потом как-то утряслось все. Сейчас она приходит иногда, каждый раз скандалит с бабкой, доводит ее до истерики. Говорит, мы у нее ребенка украли. Дура! Он бы загнулся у нее. Им заниматься надо с утра до ночи, врачам его показывать, а у нее в голове только хер этот да его художества. Всю квартиру «творчеством» своим загромоздил, а квартира, между прочим, мной построена и для дочери, а не ему под мастерскую. И, знаешь, какую наглость имел! Сашу перед школой хотели отдыхать отправить, так он предложил: «У меня дом в Сочи свободен, можете туда на лето поехать». Сам влез в мою квартиру и говорит, что его дом свободен! Ну где это видано?!
    [FONT=Times New Roman]- А что? - удивился Леша дедушкиному негодованию, отрезая себе хлеб для бутерброда. - Взяли бы да поехали.
    [FONT=Times New Roman]- В Сочи?! У Саши после той поездки еще два воспаления легких было. Если только смерти ему желать... Ты горбушки не ешь? Дай, я бабке возьму, а то ей мякиш вредно... Спасибо. Я ему тог да в Железноводск путевку взял. С бабкой они ездили - она во взрослый санаторий, он в детский. Врачи, процедуры, диета. Целое лето отдыхал, лечился. Приехал и сразу заболел опять. Постоянно болеет парень. Был бы здоровый, может, и жил бы с матерью, нам хлопот меньше, а так куда его? Загнется без нас. Сегодня вот опять они к гомеопату поехали...
    [FONT=Times New Roman]- Здравствуйте, здравствуйте! - приветствовал нас с бабушкой престарелый гомеопат.
    [FONT=Times New Roman]- Простите, за Бога, за ради! - извинялась бабушка, переступая порог. - Дед на машине не повез, пришлось на метро добираться.
    [FONT=Times New Roman]- Ничего, ничего, - охотно извинил гомеопат и, наклонившись ко мне, спросил: - Ты, значит, и есть Саша?
    [FONT=Times New Roman]- Я и есть.
    [FONT=Times New Roman]- Чего ж ты, Саш, худой такой?
    [FONT=Times New Roman]Когда мне говорили про худобу, я всегда обижался, но сдерживался и терпел. Стерпел бы я и в этот раз, но, когда мы с бабушкой выходили из дома, одна из лифтерш сказала другой вполголоса:
    [FONT=Times New Roman]- Вот мается, бедная. Опять чахотика этого к врачу повела.
    [FONT=Times New Roman]Вся моя сдержанность ушла на то, чтобы не ответить на «чахотика» какой-нибудь из бабушкиных комбинаций, и на гомеопата ее уже не хватило.
    [FONT=Times New Roman]- А чего у вас такие большие уши? - с обидой спросил я, указывая пальцем на уши гомеопата, которые действительно делали его похожим на пожилого Чебурашку.
    [FONT=Times New Roman]Гомеопат поперхнулся.
    [FONT=Times New Roman]- Не обращайте внимания, Арон Моисеевич! - заволновалась бабушка. - Он больной на голову! А ну быстро извинись!
    [FONT=Times New Roman]- Раз больной, извиняться нечего! - засмеялся гомеопат. - Извиняться будет, когда вылечим. Пойдемте в кабинет.
    [FONT=Times New Roman]Стены кабинета были увешаны старинными часами, и, желая показать свое восхищение, почтительно сказал:
    [FONT=Times New Roman]- А у вас есть что пограбить.
    [FONT=Times New Roman]Тут я увидел в смежной комнате множество икон и восторженно воскликнул:
    [FONT=Times New Roman]- Ого! Да там еще больше!
    [FONT=Times New Roman]- Идиот, что поделать... - успокоила бабушка снова поперхнувшегося гомеопата...
    [FONT=Times New Roman]- Хорошо ты меня подставил, - говорила она, когда мы вышли на улицу. - Он уж уверен теперь, что мы вора воспитываем. Лосося... Пограбить... Вот непосредственность идиотическая! Пограбить-то, конечно, есть что. Пятьдесят рублей за прием. Жулик! Но надо думать, прежде чем рот открывать.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка часто объясняла мне, что и когда надо говорить. Учила, что слово - серебро, а молчание - золото, что есть святая ложь и лучше иногда соврать, что надо быть всегда любезным, даже если не хочется. Правилу святой лжи бабушка следовала неукоснительно. Если опаздывала, говорила, что села не в тот автобус или попалась контролеру; если спрашивали, куда уехал с концертами дедушка, отвечала, что он не на концерте, а на рыбалке, чтобы знакомые не подумали, будто он много зарабатывает и, позавидовав, не сглазили.
    [FONT=Times New Roman]Любезной бабушка была всегда.
    [FONT=Times New Roman]- Всего доброго, Зинаида Васильевна, - улыбалась она на прощание знакомой. - Здоровья вам побольше. Главное - здоровье, остальное приложится. Ванечке привет. На каком он курсе?
    [FONT=Times New Roman]- На третьем, - расплывалась Зинаида Васильевна.
    [FONT=Times New Roman]- Умница мальчик, будет толк из него. Ему тоже здоровья, пусть сдает на одни пятерки.
    [FONT=Times New Roman]- Оттяпала, сволочь, трехкомнатную в кооперативе, чтоб у нее все прахом пошло! - говорила бабушка, когда мы отходили подальше. - И сына своего, идиота, в МГИМО вперла. У таких, как она, все схвачено. Не то что дедушка твой - поц. Десять лет в бытовой комиссии, за все время одну путевку в Железноводск взял. Неудобно ему, видите ли...
    [FONT=Times New Roman]Следуя правилам святой лжи и обязательной любезности, бабушка забывала, что слово - серебро, а молчание - золото, и временами выдавала «лосося» не хуже меня. Выход от гомеопата и слушая упреки по поводу своей непосредственности, я вспоминал, как несколько дней назад мы ходили в поликлинику делать укол кокарбоксилазы. Перед выходом, прошу прощения за деликатную подробность, бабушка поставила мне свечку. Зачем она мне их ставила, не знаю. Надеюсь, не затем, чтобы по жирным пятнам определять, на какой стул сколько раз я садился. Свечки эти имели ужасную особенность, которой случилось проявиться перед кабинетом, возле которого в ожидании своей очереди сидело человек восемь.
    [FONT=Times New Roman]- Пу-у-уу... - послышалось вдруг из меня, и все заулыбались. Я испуганно сжался. «Пу-у» изменило тембр и, продолжая менять его, тянулось долго и протяжно. Вокруг засмеялись.
    [FONT=Times New Roman]- Что смеетесь, идиоты? - крикнула бабушка. - У ребенка свечка в попке! Выходит - и такой звук. Ничего смешного!
    [FONT=Times New Roman]У сидевших перед кабинетом оказалось другое мнение, и некоторые стали сползать от хохота со стульев. Что говорить, в непосредственности бабушка мне не уступала!
    [FONT=Times New Roman]Думая, сказать об этом или нет, я шел с ней по набережной к метро и смотрел на другой берег Москвы-реки, где виднелись аттракционы Парка Горького. Попасть в парк я мечтал уже давно, но об этом в следующем рассказе.
  8. #8
    Def
    Offline
    .

    ПАРК КУЛЬТУРЫ


    [FONT=Times New Roman]Моя бабушка считала себя очень культурным человеком и часто мне об этом говорила. При этом, был ли я в обуви или нет, она называла меня босяком и делала величественное лицо. Я верил бабушке, но не мог понять, отчего, если она такой культурный человек, мы с ней ни разу не ходили в Парк культуры. Ведь там, думал я, наверняка куча культурных людей. Бабушка пообщается с ними, расскажет им про стафилококк, а я на аттракционах покатаюсь.
    [FONT=Times New Roman]Покататься на аттракционах было моей давней мечтой. Сколько раз видел я по телевизору, как улыбающийся народ несется на разноцветных сиденьицах по кругу огромной карусели! Сколько раз завидовал пассажирам, которых под вопли и уханья мчали вверх и вниз по ажурным переплетениям вагончики американских горок! Сколько смотрел, как, искря, сталкиваются и разъезжаются на прямоугольной площадке маленькие электрические автомобили!
    [FONT=Times New Roman]Я размышлял, кто куда полетит, если оборвутся цепочки карусели, что будет, если вагончик американских горок сойдет с рельсов, как сильно может ударить током от искрящих автомобильчиков, но, несмотря на такие мысли, страшно желал на всем этом покататься и упрашивал бабушку сходить со мной в Парк культуры. Бабушка же, напротив, вовсе не хотела туда идти. Лишь однажды, когда мы возвращались с ней от гомеопата, жившего рядом с Парком Горького, мне удалось уговорить ее зайти со мной в этот парк погулять.
    [FONT=Times New Roman]- Бабонька, пойдем погуляем чуть-чуть в парке! Я там никогда не был! - упрашивал я бабушку, набравшись неведомо откуда наглости.
    [FONT=Times New Roman]- И не надо. Туда одни алкоголики ходят распивать.
    [FONT=Times New Roman]- Нет, не одни... Пожалуйста, баба! Пойдем, На полчасика!
    [FONT=Times New Roman]- Нечего там делать.
    [FONT=Times New Roman]- Хоть на десять минут! Только посмотреть, как там!
    [FONT=Times New Roman]- Ну ладно...
    [FONT=Times New Roman]Как же я радовался, когда бабушка согласилась! Я уже видел себя за рулем автомобильчика, предвкушал, как под веселую музыку буду получать острые ощущения на какой-нибудь человекокрутящей машине и, только мы прошли ворота парка, потянул бабушку в сторону, где, по моим предположениям, должны были быть аттракционы. Аттракционов видно не было. Я огляделся вокруг и увидел то, чего по непонятной причине не увидел сразу, - огромное колесо, похожее на велосипедное, высилось из-за деревьев. Оно медленно вращалось, и расположенные по его ободу кабинки совершали круг, поднимая желающих высоко вверх и опуская их вниз. Эта штука называлась «колесо обозрения». Само собой, я сразу захотел все кругом обозреть и, хотя кабинки, поднимавшиеся, казалось, до самых облаков, выглядели страшновато, сказал бабушке:
    [FONT=Times New Roman]- Пойдем на это, скорее пойдем. Это колесо обозрения. Оттуда все видно.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка с опаской посмотрела вверх и твердо сказала:
    [FONT=Times New Roman]- Идиот, там вниз головой. Туда нужна справка от врача, а тебе с твоим повышенным внутричерепным давлением никто ее не даст. Понял?
    [FONT=Times New Roman]И мы пошли дальше.
    [FONT=Times New Roman]В парке было очень красиво, но красотой этой наслаждалась только бабушка, я же ничего не видел, кроме американских горок, показавшихся впереди. Веселое улюлюканье катающихся и грохот вагончиков на виражах оглушили нас, когда мы подошли ближе, но прежде чем сказать бабушке, что я очень хочу на этих горках покататься, я внимательно посмотрел, нет ли там какого-нибудь хитрого поворота, который проезжают вниз головой. Поворота такого не оказалось. Справок от врача на контроле тоже не предъявляли, поэтому с мыслью: «Эх, прокачусь!» я смело сказал бабушке:
    [FONT=Times New Roman]- Давай на этом!
    [FONT=Times New Roman]- Еще чего! - ответила бабушка.
    [FONT=Times New Roman]- Но ведь здесь же не вниз головой.
    [FONT=Times New Roman]- Зато отсюда вперед ногами!
    [FONT=Times New Roman]Очкастый мужчина с козлиной бородкой, стоявший перед нами, обернулся и задорно, чуть ли не заигрывая с бабушкой, сказал:
    [FONT=Times New Roman]- Да ты что, мать, не бойся! Сажай внука, сама садись и езжай. Сколько людей каталось, никого еще вперед ногами ни-ни...
    [FONT=Times New Roman]- Так чтоб вас первого! Пошли, Саша.
    [FONT=Times New Roman]Мужчина опешил. Веселость слетела с него, как сорванный ветром лист, а когда мы отошли, я обернулся, и мне показалось, что он продавал билет.
    [FONT=Times New Roman]Следующим аттракционом, о котором я подумал: «Эх, прокачусь!», были автомобильчики. О них я мечтал больше всего. И хотя «вниз головой» там можно было только при очень большом желании, а других противопоказаний я, как ни искал, все равно не нашел, прокатиться мне не удалось.
    [FONT=Times New Roman]- Идиот, - сказала бабушка. - Они сталкиваются так, что люди себе все отбивают. Видишь, бабка орет? Ей отбили почки.
    [FONT=Times New Roman]«Бедная», - подумал я.
    [FONT=Times New Roman]Попасть на цепную карусель мне не удалось тоже. По мнению бабушки, я мог выскользнуть из-под ремней и улететь к какой-то матери. К какой, я не понял, но не к своей - это точно.
    [FONT=Times New Roman]Печальный шел я с бабушкой по дорожкам парка. Мы зашли в глушь. Аттракционов там не было, были разные застекленные «Незабудки», «Сюрпризы», «Гуцалочки» и тому подобные сооружения с красивыми названиями.
    [FONT=Times New Roman]- Так ни на чем и не прокатились...- грустно подытожил я. - Я так хотел... И ни разу... Ни на чем... Зачем же мы шли сюда, баба?
    [FONT=Times New Roman]- Граждане посетители, - монотонно забубнил из репродуктора гнусавый голос, - приглашаем вас совершить лодочную прогулку. Стоимость проката лодки- тридцать копеек в час.
    [FONT=Times New Roman]В душе моей зажглась искра надежды.
    [FONT=Times New Roman]- Баба, давай!
    [FONT=Times New Roman]- Потонем к черту, пошли отсюда.
    [FONT=Times New Roman]На этот раз я даже не успел подумать: «Эх, прокачусь!»
    [FONT=Times New Roman]«Все! Вот я в парке, столько мечтал об этом, столько ждал этого и вот... „прокатился“ и на том, и на этом», - отчаявшись, думал я.
    [FONT=Times New Roman]- Хочешь мороженое? - вывел меня из печальной задумчивости голос бабушки.
    [FONT=Times New Roman]- Да!
    [FONT=Times New Roman]Я развеселился. Мороженое я никогда не ел. Бабушка часто покупала себе эскимо или «Лакомку», но запрещала мне даже лизнуть и позволяла только попробовать ломкую шоколадку глазури при условии, что я сразу запью ее горячим чаем. Неужели я сейчас, как все, сяду на скамейку, закину ногу на ногу и съем целое мороженое? Не может быть! Я съем его, вытру губы и брошу бумажку в урну. Как здорово!
    [FONT=Times New Roman]Бабушка купила два эскимо. Я уже протянул было руку, но она положила одно из них в сумку, а второе развернула и надкусила.
    [FONT=Times New Roman]Я тебе дома с чаем дам, а то опять месяц прогниешь, - сказала она, села на скамейку, закинула ногу на ногу, съела эскимо, вытерла губы и бросила бумажку в урну. - Здорово! - одобрила она съеденное мороженое.-Пошли.
    [FONT=Times New Roman]- Пошли, - сказал я и поплелся следом. - А ты точно дашь мне дома мороженое?
    [FONT=Times New Roman]- А зачем я тогда тащу его в сумке? - ответила бабушка так, словно в сумке у нее было не мороженое, а пара кирпичей. - Конечно, дам!
    [FONT=Times New Roman]«Ну тогда еще ничего...» - подумал я про свою жизнь, а когда увидел зал игровых автоматов, услышал оттуда «пики-пики-трах» и узнал, что бабушка согласна зайти и дать мне «пятнашек» поиграть, решил, что жизнь эта вновь прекрасна.
    [FONT=Times New Roman]Я радостно взбежал по ступенькам в зал и тут же, споткнувшись об верхнюю, растянулся на полу, боднув головой «Подводную охоту».
    [FONT=Times New Roman]- Вот ведь калека! - услышал я сзади голос бабушки. - Ноги не оттуда выросли, - добавила она и, споткнувшись об ту же ступеньку, обняла, чтобы не упасть, «Морской бой». - Поставили порог, сволочи, чтоб им всю жизнь спотыкаться! Пойдем, Сашенька, отсюда!
    [FONT=Times New Roman]- Как? Так уходить из парка? Ни на чем не покатавшись и не сыграв даже? Ну, пожалуйста, баба! - взмолился я.
    [FONT=Times New Roman]- Ладно, сыграй. Только быстро. Скоро гицель старый домой приедет, жрать захочет. Давай один раз - и пошли.
    [FONT=Times New Roman]Один раз - это было обидно, но лучше, чем ничего. Я взял «пятнашку», подошел к автомату «Спасение на море» и стал вникать в написанные на квадратной металлической пластине правила. Правила были просты: пользуясь ручками «вверх-вниз» и «скорость», надо было снимать вертолетом терпящих в море бедствие людей. Кого с бревна, кого с маяка и так далее. За каждого снятого - очко. Между ручками был счетчик. Я опустил «пятнашку» и стал играть, а так как по причине своего маленького роста не мог видеть экран, где был вертолет и ожидающие моей помощи люди, то решил, что для усложнения задачи снимать надо наугад, вслепую. То и дело из автомата неслись жуткие завывания и грохот.
    [FONT=Times New Roman]- Куда ты на скалы летишь? - кричала бабушка, глядя поверх моей головы. - Этого снимай, в комбинезоне! Ниже бери, кретин!
    [FONT=Times New Roman]- Что ты мне советуешь? Я сам знаю, что делать, - отвечал я, считая, что понимаю в спасении на море больше бабушки и деловито дергая рычаги. Но отсутствие очков и крики, что из меня вертолетчик, как из дерьма пуля, заставили в конце концов насторожиться. Я проследил за бабушкиным взглядом и все понял...
    [FONT=Times New Roman]Рядом с автоматом стояла скамеечка, специально припасенная для таких низкорослых, как я. Встав на нее, я увидел море, скалы, вертолет и терпящих бедствие. Я потянул за ручку, и вертолет послушно начал набирать высоту. Но вдруг экран погас - мое время кончилось.
    [FONT=Times New Roman]- Ну пойдем, - сказала бабушка.
    [FONT=Times New Roman]- Еще разочек, я ведь и не поиграл толком! Так никого и не спас! - стал я ее упрашивать.
    [FONT=Times New Roman]- Пойдем. Хватит.
    [FONT=Times New Roman]- Ну один раз еще - и все! Только спасу кого-нибудь!
    [FONT=Times New Roman]- Пойдем, а то сейчас дам так, что никто не спасет!
    [FONT=Times New Roman]И мне пришлось идти. Теперь мы уже, не останавливаясь, шли прямо к выходу. Моя мечта сходить в парк сбылась, но что из этого... Настроение у меня было ужасное. С улыбками проходили мимо люди и, глядя на меня, недоумевали: второй такой унылой физиономии не нашлось бы во всем парке.
    [FONT=Times New Roman]Пока мы ехали домой, я был, как грустная сомнамбула, но около самого подъезда вспомнил вдруг про мороженое, которое купила мне бабушка, и настроение у меня резко улучшилось. С нетерпением глядя на бабушкину сумку, я переступил порог квартиры.
    [FONT=Times New Roman]«Только бы она не передумала! - мелькнула у меня мысль. - Она обещала!»
    [FONT=Times New Roman]И она не передумала.
    [FONT=Times New Roman]- Саша! - донесся из кухни ее голос. - Иди, мороженое дам.
    [FONT=Times New Roman]Я вбежал в кухню. Бабушка открыла сумку, заглянула в нее и сказала:
    [FONT=Times New Roman]- Будь ты проклят со своим мороженым, сволочь ненавистная...
    [FONT=Times New Roman]Я тоже заглянул в сумку, увидел там большую белую лужу и заплакал.
    [FONT=Times New Roman]Вечером вернувшийся с рыбалки дедушка открыл дверь своим ключом, тихо вошел в квартиру и, довольный, поставил на пол садок с тремя лещами. Из кухни доносились крики. Дедушка прислушался.
    [FONT=Times New Roman]- ... все документы размокли, все деньги! На полчасика! Вот же тварь избалованная! Сашенька то хочет, Сашенька это хочет! По Сашеньке могила плачет, а ему все неймется. Я твои анализы видела, кладбище - вот твой парк!
    [FONT=Times New Roman]- Что такое, Нина? - спросил дедушка из коридора.
    [FONT=Times New Roman]- Пошел знаешь куда!
    [FONT=Times New Roman]Дедушка закрыл дверь, сбросил с плеча рюкзак и, не раздеваясь, лег на диван лицом в подушку.
  9. #9
    Def
    Offline
    .

    ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ


    [FONT=Times New Roman]Как мне исполнилось девять лет и как восемь, я не помню. Помню только, как исполнилось семь и четыре.
    [FONT=Times New Roman]- У тебя сегодня день рождения, - сказала бабушка, лежа на диване и почесывая полосу, натертую на бедре резинкой салатового цвета трико.
    [FONT=Times New Roman]Я удивился и спросил, что это значит. Бабушка объяснила. Так я узнал, что мне исполнилось семь лет. Про дни рождения, в которые мне исполнялось пять и шесть, бабушка, видно, забывала сказать, и я все время думал, что день рождения - это такой праздник, а возраст не имеет к нему никакого отношения. Оказалось, наоборот, к дню рождения не имеет никакого отношения праздник.
    [FONT=Times New Roman]То, что день рождения - это праздник, я решил в далеком прошлом, когда еще жил с мамой и она увезла меня в город Сочи. Помню, я сидел в такси и с любопытством смотрел, как малознакомая тогда бабушка хватает маму за руку и не дает ей сесть в машину. А мама кричала, что у нее уже выжили из дома одного мужа и она не хочет опять просить деньги на чулки и ходить в идиотках. Потом мама вырвалась, и мы поехали. Бабушка бежала за такси с криком:
    [FONT=Times New Roman]«Будь ты проклята небом. Богом и землей!..», а я думал, что надо помахать ей, и махал, полуобернувшись, через заднее стекло.
    [FONT=Times New Roman]Потом мы ехали в поезде и смотрели в окно. Мама держала меня на руках, и я удивлялся, что она вдруг так выросла - дома головой до потолка не доставала, а в поезде стала вдруг доставать. Потом помню какой-то дом с картинами и коренастого дядьку с красным лицом, который лез меня обнимать и называл Сашухой. Я спросил у мамы, чего этот дядька от меня хочет, а она объяснила, что это дядя Толя, к которому мы приехали.
    [FONT=Times New Roman]Дядя Толя мне сначала не понравился. Он все время приставал ко мне и, кажется, очень хотел показать, как меня любит. Но потом, видно, забыл про это, стал смешить маму, а заодно меня, и я подумал, что вообще с ним довольно весело. Мы сели втроем в кафе, гуляли по набережной, и тут выяснилось, что у меня день рождения. Дядя Толя сказал, что это надо отметить, и повел меня смотреть корабль. Огромный, больше нашего дома, корабль стоял на причале, и дядя Толя договорился, чтобы нас пустили внутрь. Мама осталась ждать на берегу, и я боялся, что, пока мы будем плутать по длинным, покрытым коврами коридорам и смотреть каюты, корабль незаметно отчалит, уплывет в море, мама потеряется. От страха мне было неинтересно, я ничего толком не видел и все ждал, когда мы выйдем наружу. После корабля мы смотрели буксир, и там уже было не страшно. Маленький буксир не мог отчалить незаметно, и если что, я сразу успел бы выскочить на палубу. Матросы на буксире угостили И меня воблой, потом оказалось, что дядя Толя знаком с капитаном, и по случаю И моего дня рождения капитан прокатил нас троих по всему порту. Вот это было действительно здорово!
    [FONT=Times New Roman]А потом мы гуляли в парке. В черной теплой ночи весело светились развешанные по пальмам разноцветные лампочки, шумел далекий прибой, а прямо перед нами кружилась огромная освещенная огнями карусель. Мы купили к| три билета и понеслись на ней друг за другом. Впереди хохотала мама, сзади свистел и улюлюкал дядя Толя, а я, вцепившись в цепочки, орал, замирая от восторженного ужаса. Под ногами мелькала земля, лампочки вились вокруг яркими светящимися нитями, и ветер в лицо не давал вылететь изо рта моему крику, загоняя его обратно.
    [FONT=Times New Roman]Дома дядя Толя поставил на стол торт с четырьмя свечами и сказал, что я должен их задуть. Задувать было жалко. Свечи были разноцветные и напоминали о парке, в котором мы гуляли, но дядя Толя объяснил, что так положено.
    [FONT=Times New Roman]Я задул, и мы пили с тортом чай. Потом я нарисовал пальцем на запотевшем окне рыбу. Вышло непохоже. Дядя Толя засмеялся, пририсовал к моей рыбе еще несколько черточек, плавники, и она вдруг стала как настоящая. Еще мы нарисовали на том окне корабль и машину, а на другом дядя Толя нарисовал мою маму. Рисунок был очень простой, я пытался потом повторить его, но вместо мамы у меня получались какие-то путаные кривые.
    [FONT=Times New Roman]После чая дядя Толя лег в ванну, а мама села на ее край и с ним разговаривала. Мне стало скучно, и я пошел к ним. Я запускал в ванной мыльницы, а дядя Толя высовывал из воды руку и топил их, изображая подводную лодку. Потом он показал, как взрывается глубинная бомба, и плеснул так, что забрызгал маму, которой пришлось переодеться в его тельняшку. Мама сказала, что она теперь боцман и будет свистать нас наверх. Свистать она нас не стала, и вместо этого мы легли спать в большую кровать. Я прижимался к маме и думал, что завтра тоже будет день рождения и, может, еще веселее сегодняшнего.
    [FONT=Times New Roman]А утром оказалось, что дядя Толя заболел. Он не мог встать, не шутил и не смеялся. Весь день он лежал в постели, и мы из-за него никуда не могли пойти. Хорошо еще, он подарил мне гоночную машинку, и мне хоть было чем поиграть. Вечером мы опять сели с мамой на поезд и поехали в Москву. Мама сказала, что оставит меня на несколько дней бабушке и вернется к дяде Толе. Я не хотел с ней расставаться и плакал, но она сказала:
    [FONT=Times New Roman]- Ты здоров, и с тобой будет бабушка, а он болен и совсем один. Разве тебе его не жалко?
    [FONT=Times New Roman]Дядю Толю мне было жалко, но расставаться с мамой было от этого не легче. Если бы не машинка, дядя Толя совсем уже стерся бы у меня из памяти, и я подумал, что, может быть, к утру мама тоже про него забудет и останется со мной. Но к утру я сам заболел и все стало мне безразлично. Мама оставила меня больного у бабушки, а когда я поправился, мне сказали, что теперь я буду жить с ней всегда.
    [FONT=Times New Roman]С тех пор мне казалось, что другой жизни не было, не могло быть и никогда не будет. Центром этой жизни была бабушка, и очень редко появлялась в ней с бабушкиного согласия мама. Я привык к этому и не думал, что может быть иначе. А Сочи, ночь с разноцветными лампочками и торт со свечами остались в памяти как приятный, но совсем уже забытый сон. В этом сне было еще что-то страшное - цирк, какая-то ссора, во время которой я задыхался и очень плакал, но, что именно произошло, почему я плакал, я не помнил и не вспоминал. Было незачем.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка объяснила мне, что дядя Толя - карлик-кровопийца, который хочет переехать в Москву и все у нас отобрать. Он хочет мамину квартиру, дедушкину машину, гараж и все наши вещи. Для этого ему надо, чтобы мы все умерли. Смерти бабушки с дедушкой он не дождется, а меня он уже заразил стафилококком и почти погубил. Даже машинку он подарил мне черную с золотыми колесами, как катафалк. Машинку бабушка выбросила, сказав, что купит мне таких десять, но нормального цвета. Потом я в чем-то провинился, и она заявила, что если и купит их, то лишь затем, чтобы разломать на моей голове.
    [FONT=Times New Roman]Я верил, что карлик-кровопийца хочет все у нас отобрать, но бабушка говорила, что не допустит этого, и я чувствовал себя, как за крепостной стеной, которую карлику никогда не взять.
    [FONT=Times New Roman]- Ничего ему не достанется, правда? - спрашивал я, чтобы лишний раз восхититься готовностью бабушки защитить меня и наши вещи.
    [FONT=Times New Roman]- Ничего!
    [FONT=Times New Roman]- Даже слоника маленького?
    [FONT=Times New Roman]Маленького слоника я видел в буфете-саркофаге, и он показался мне такой диковиной, которую надо беречь от карлика в первую очередь.
    [FONT=Times New Roman]- Даже слоника... Какого слоника?
    [FONT=Times New Roman]- Да так, просто сказал...- вовремя замялся я. Бабушка предупреждала, что если я открою буфет, то останусь там навечно.
    [FONT=Times New Roman]- И слоника, и бобика, и хрена с маслом! Она у меня шубу свою третий год забрать не может, куда им гараж с машиной. Хотя он рассчитывает, конечно! В Москву он уже перебрался, распишется с ней, получит прописку. Сволочь проклятая! Понимает, мы сдохнем, наследство тебе с этой идиоткой. А тебя не станет, все ей, а значит, ему. Ты ему как кость в горле, он только и ждет, чтоб ты загнулся. Ничего, подождет еще, я судиться буду...
    [FONT=Times New Roman]Карлик-кровопийца давно уже виделся мне чуть ли не с ножом и в черной маске, и я боялся его, как самого настоящего убийцы. Незадолго до моего семилетия он переехал к маме и заявился к нам с ящиком винограда. Узнав его голос, я забился под стол и ждал, что сейчас он оттолкнет с порога бабушку, схватит меня и задушит. Но бабушка была настороже.
    [FONT=Times New Roman]- Виноград?! Я выбираю кости из рыбы! - закричала она, как сирена, повышая голос на каждой гласной, и карлика сдуло от нашей двери словно ураганным ветром.
    [FONT=Times New Roman]- Сволочь, с виноградом притащился; - сказала бабушка, задвигая засов. - Еще сорт выбрал, где костей побольше. Специально хочет, чтоб ты подавился.
    [FONT=Times New Roman]Костей бабушка очень боялась и, когда я ел рыбу, действительно перебирала ее, сминая кусочки белого мяса пальцами до тех пор, пока не получались маленькие сероватые комки навроде фрикаделек. Комочки эти она раскладывала по краю тарелки, и я ел их с гречневой кашей и тертым яблоком. Ел я тоже с бабушкиной помощью. Заготовив бескостные комочки, бабушка зачерпывала из стоявшей передо мной тарелки гречневую кашу, клала один комочек в середину ложки, прикрывала все это с помощью другой ложки тертым яблоком и ложкой из-под яблока приглаживала сверху наподобие уличного мороженщика. После этого я открывал рот, и она отправляла туда это порционное сооружение, сопровождая закрытие моих губ странным движением своих. Казалось, она тоже ест вместе со мной, но только мысленно.
    [FONT=Times New Roman]Когда многоэтажное содержимое ложки оставалось у меня во рту, бабушка говорила:
    [FONT=Times New Roman]- Жуй. Жуй, кому говорю!
    [FONT=Times New Roman]- Я жую.
    [FONT=Times New Roman]- Ни черта не жуешь! Заглатываешь, как было, ничего не усвоится, Амосов писал, что даже воду надо во рту задерживать, вот так смаковать...- Бабушка шамкала губами. - А еду тем более жевать надо. Жуй! Жуй, не глотай!
    [FONT=Times New Roman]В день рождения, о котором бабушка сообщила, почесывая полосу, натертую резинкой трико, я тоже ел рыбу и гречку. И хотя я знал уже, что день рождения - это не праздник, мне подумалось, что под это дело можно заполучить на десерт какие-нибудь конфеты для врачей или на худой конец шоколадку.
    [FONT=Times New Roman]- Тыц-пиздыц, шоколадку! Вчера ел уже, хватит.
    [FONT=Times New Roman]- Но вчера просто так было, а сегодня день рождения.
    [FONT=Times New Roman]- Ну и что?
    [FONT=Times New Roman]- Отметили бы.
    [FONT=Times New Roman]- Что отмечать? Жизнь уходит, что хорошего? Жуй.
    [FONT=Times New Roman]После еды бабушка все же вручила мне шоколадку «Сказки Пушкина» и, дав в придачу таблетку от аллергии, отправила гулять во двор. Там со мной должна была встретиться мама.
    [FONT=Times New Roman]С мамой я виделся редко. Последний раз это было больше месяца назад, когда налетел сильный, как буря, ветер. Я гулял, и ветер очень напугал меня. Двор из привычного стал вдруг чужим и грозным, деревья над головой страшно шумели, растрепанные картонки и мусор летали вокруг, будто заколдованные, и, хотя до дома было несколько шагов, я вдруг почувствовал себя потерянным, словно находился в лесу. Ветер трепал на мне одежду, сыпал в глаза пыль, а я топтался на месте, закрывая лицо ладонями, и не знал, что делать. Тут появилась мама. Она взяла меня за руку и повела в соседний подъезд к своей знакомой. Там мы сели на кухне и зажгли над столом маленькую лампу, уютную, как костер. Потерявший меня ветер терзал за окном деревья, вымещая на них обиду, а мы сидели и ели картофельное пюре. Пюре было необыкновенно вкусным, я быстро съел его, захотел еще и стал топтать вилкой в маминой тарелке, поясняя, что пюре плохо размято. Нажав раза три, я слизывал то, что оставалось между зубцами, и мял снова. Поняв мою хитрость, мама засмеялась и отложила мне из своей тарелки половину. Мы сидели на кухне, пока не утих ветер, а потом мама отвела меня домой. Дома я сказал бабушке, что мама спасла меня от бури, и действительно так думал.
    [FONT=Times New Roman]Редкие встречи с мамой были самыми радостными событиями в моей жизни. Только с мамой было мне весело и хорошо. Только она рассказывала то, что действительно было интересно слушать, и одна она дарила мне то, что действительно нравилось иметь. Бабушка с дедушкой покупали ненавистные колготки и фланелевые рубашки. Все игрушки, которые у меня были, подарила мама. Бабушка ругала ее за это и говорила, что все выбросит.
    [FONT=Times New Roman]Мама ничего не запрещала. Когда мы гуляли с ней, я рассказал, как пытался залезть на дерево, испугался и не смог. Я знал, что маме это будет интересно, но не думал, что она предложит попробовать еще раз и даже будет смотреть, как я лезу, подбадривая снизу и советуя, за какую ветку лучше взяться. Лезть при маме было не страшно, и я забрался на ту же высоту, на какую забирались обычно Борька и другие ребята.
    [FONT=Times New Roman]Мама всегда смеялась над моими страхами, не разделяя ни одного. А боялся я многого. Я боялся примет; боялся, что, когда я корчу рожу, кто-нибудь меня напугает и я так останусь; боялся спичек, потому что на них ядовитая сера. Один раз я прошелся задом наперед и боялся потом целую неделю, потому что бабушка сказала: «Кто ходит задом, у того мать умрет». По этой же причине я боялся перепутать тапочки и надеть на левую ногу правый. Еще я как-то увидел в подвале незакрытый кран, из которого текла вода, и стал бояться скорого наводнения. О наводнении я говорил лифтершам, убеждал их, что кран надо немедленно закрыть, но они не понимали и только глупо переглядывались.
    [FONT=Times New Roman]Мама объясняла, что все мои страхи напрасны. Она говорила, что вода в подвале утечет по трубам, что задом наперед я могу ходить сколько угодно, что приметы сбываются только хорошие. Она даже специально грызла спичку, показывая, что головка ее не так уж ядовита. Я слушал с восторженным недоверием и смотрел на маму, как на фокусника. Мудреное слово «инакомыслие», прозвучавшее как-то по телевизору, подходило к ее речам как нельзя лучше. Теперь, гуляя по двору, я ждал услышать, что скажет она на утверждение бабушки, будто на свете есть Бог, который видит все мои издевательства и карает меня за них болезнями.
    [FONT=Times New Roman]Мама появилась во дворе только к вечеру. Она села на скамейку, а я к ней на колени. Хотелось обнять ее и прижаться изо всех сил. Я сделал это, но желание все равно осталось. Я знал, что оно останется, сколько ни прижимайся, прижался еще раз, и мы стали разговаривать. Мама сказала, что купила мне в подарок железную дорогу, но передаст ее дедушка, чтобы бабушка подумала, будто это от него, и ничего с ней не сделала. Я спросил, как железная дорога выглядит, мама описала ее, а потом я сказал, что боюсь Бога.
    [FONT=Times New Roman]- Что ж ты трусишка такой, всего боишься? - спросила мама, глядя на меня с веселым удивлением. - Бога теперь выдумал. Бабушка, что ли, настращала опять?
    [FONT=Times New Roman]Я рассказал, как появился у меня этот страх, и мама объяснила, что есть Бог или нет, никто не знает, а если и есть, бояться мне нечего, потому что я ребенок. Ребенка Бог карать ни за что не станет.
    [FONT=Times New Roman]Мы встали со скамейки. Я шел с мамой и думал, что рядом с ней не боялся бы ничего и никогда. Никогда, никогда не было бы мне возле нее страшно. И тут я испугался так, что прирос к земле...
    [FONT=Times New Roman]Прямо на нас вышел из-за угла карлик-кровопийца. Это был он, я сразу узнал его, и в горле у меня пересохло.
    [FONT=Times New Roman]- А я полчаса хожу, вас ищу, - сказал карлик, зловеще улыбнувшись, и протянул ко мне страшные руки.
    [FONT=Times New Roman]- Сашуха, с днем рождения! - крикнул он и... схватив меня за голову, поднял в воздух.
    [FONT=Times New Roman]Подобного ужаса я еще не испытывал. Если я не бросился бежать, то только потому, что, очутившись вновь на земле, не мог сдвинуться с места. Так во сне нельзя убежать от надвигающегося поезда или ножа. Не помню, как мы попрощались, как я попал домой. Помню, что, только увидев бабушку, я облегченно вздохнул и почувствовал, как поджавшееся сердце успокоение опускается на привычное место - спасся...
    [FONT=Times New Roman]- Сволочь, за голову схватил! - говорила потом бабушка, - В шее вилочка и палочка вот так соединены. - Бабушка показала пальцами, как. - У ребенка кости тонкие, палочка из вилочки выскочит, еле-еле повернуть надо. А выскочит - конец. Я тебе говорила, чтоб ты бегом от него бежал, если увидишь? Говорила? Так ты к моим словам относишься? Ну ничего... Бог тебя покарает за это!
    [FONT=Times New Roman]- А Бог детей не карает, - неуверенно сказал я.
    [FONT=Times New Roman]- Покарает, когда вырастешь. Хотя ты и вырасти-то не успеешь, сгниешь годам к шестнадцати. И знай: еще раз она с ним сюда припрется, вообще больше не увидетесь. Не думай, что я этого сделать не могу. Могу еще как! Понял? Так и запомни!
    [FONT=Times New Roman]Я запомнил и долго боялся потом и Бога, и того, что сгнию, но больше всего - ужасного карлика, из-за которого мог не увидеться с мамой.
  10. #10
    Def
    Offline
    .

    ЖЕЛЕЗНОВОДСК


    [FONT=Times New Roman]Хотя мне исполнилось семь лет, в школу бабушка решила меня пока не отдавать. Читать, писать печатными буквами и считать до двенадцати я умел и так, а рисковать моей жизнью ради арифметики и прописных букв бабушка считала лишним.
    [FONT=Times New Roman]- На год позже пойдешь, - говорила она. - Куда тебя сейчас, падаль, в школу. Там на переменах бегают такие битюги, что пол ходуном ходит. Убьют и не заметят. Окрепнешь немного, тогда пойдешь.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка была права. Через год, когда я пошел в школу, мне пришлось подивиться ее проницательности. На перемене я столкнулся со средних размеров битюгом. Битюг ничего не заметил и побежал дальше, а я улетел под подоконник и затих. Спиной я ударился о батарею, и дыхание мое, казалось, прилипло к ее массивным чугунным ребрам. Несколько секунд я не мог вдохнуть и сгустившуюся перед глазами красноватую серость с ужасом принял за смертную пелену. Пелена рассеялась, и вместо скелета с косой надо мной склонилась учительница.
    [FONT=Times New Roman]- Добегался? - участливо спросила она, поднимая меня. - Правильно бабушка твоя просила запирать тебя на переменах в классе. Теперь так и буду делать.
    [FONT=Times New Roman]С того дня я каждую перемену сидел в запертом классе и вспоминал бабушку, которая хотела, чтобы я перед школой окреп. Наверное, если бы я пошел учиться с семи лет, неокрепшим, она по сей день привязывала бы к той батарее букетики цветов, как привязывают их к дорожным столбам родственники разбившихся шоферов. Но я пошел с восьми, успел окрепнуть, и все обошлось. Из этого рассказа вы узнаете, как бабушка меня укрепляла.
    [FONT=Times New Roman]Вскоре после моего дня рождения дедушка положил перед бабушкой белый конверт.
    [FONT=Times New Roman]- Что это?
    [FONT=Times New Roman]- Путевка, - ответил дедушка, и на лице его расцвело ожидание похвалы.
    [FONT=Times New Roman]- Какая?
    [FONT=Times New Roman]- Саше в санаторий. В Железноводск.
    [FONT=Times New Roman]- Ты что, идиот? - ледяным голосом осведомилась бабушка, и ожидание похвалы на дедушкином лице увяло, как забытая в холодильнике петрушка.
    [FONT=Times New Roman]- Наказал Бог с кретином жить, живи - терпи. Но тебя терпеть, Сенечка, лучше удавиться, - заговорила бабушка, объясняя дедушкину ошибку. - Кто там за этим уродом следить будет? Там врачи, кроме ОРЗ и геморроя, никаких диагнозов не знают. Куда им ребенка-калеку? Климат этот ему не подходит, лекарств там, каких надо, нету... А, что говорить! Тебе все равно. Тебе лишь бы показать: «Вот, Нина, я сделал!» Сам сделал, падите ниц! Ну так сунь себе эту путевку куда-нибудь на весь срок, что там указан.
    [FONT=Times New Roman]Совать путевку дедушка никуда не стал и вместо этого предложил купить еще одну - для бабушки. Взрослый санаторий был рядом с детским, и бабушка могла бы лично следить за моим отдыхом, давать нужные лекарства и просвещать железноводских врачей в области диагнозов. Эта идея бабушке понравилась, путевку купили, и начались сборы.
    [FONT=Times New Roman]Первым делом бабушка заказала в прачечной ярлычки с моей фамилией и стала пришивать их ко всем моим вещам, чтобы нянечкам и сестрам санатория не вздумалось унести своим вонючим детям колготки и рубашки, заработанные дедушкиным потом и бабушкиной кровью. На носки ярлычков не хватило, и на каждом из них пришлось вышивать фамилию отдельными буквами.
    [FONT=Times New Roman]- Мать твоя тебе не вышивает, чтоб ей саван могильный вышили! - приговаривала бабушка, укладывая крупные стежки белой нитки так, чтобы они образовывали букву С. - Я до колик в глазах шью. На, клади в чемодан...
    [FONT=Times New Roman]Когда с носками было покончено и все они, свернутые в клубочки, были уложены с другими вещами, бабушка начала собирать лекарства.
    [FONT=Times New Roman]Шесть коробочек гомеопатических шариков, которые я должен был принимать через каждые три часа в определенной последовательности; коларгол и оливковое масло, которые мне надо было капать в нос; мексаформ, панзинорм и эссенцеале, которые я принимал за едой; супрастин - на случаи аллергии; порошки Звягинцевой - на случай астматического компонента и банка сока алоэ с медом для общей пользы. Банка эта в пакет с лекарствами не поместилась, и бабушка перед самым отъездом положила ее в сумку с вареной курицей.
    [FONT=Times New Roman]На вокзал мы приехали за полчаса до отправления поезда. Бабушка, помахивая сумкой с курицей, шла впереди, я за ней, дедушка, который приехал нас провожать и тащил чемоданы, плелся сзади.
    [FONT=Times New Roman]- Ни табло нормального нет, ничего, - сетовала бабушка. - Какой путь, черт его знает...
    [FONT=Times New Roman]- Вон, Нина, пятый, - сказал дедушка, кивая на табло, где зелеными огоньками был высвечен номер пути, с которого отправлялся наш поезд.
    [FONT=Times New Roman]- Точно? Подожди, пойду спрошу. Держи, Саша.
    [FONT=Times New Roman]Думая, что я рядом, бабушка, не глядя, отвела назад руку и выпустила сумку. Я стоял в нескольких шагах и успел подхватить ее только печальным взглядом - сумка брякнулась о гранитные плиты вокзального пола, и сквозь ее полотняные бока стала просачиваться густая жидкость.
    [FONT=Times New Roman]«Это не из курицы, - подумал я, - это разбилась банка алоэ с медом...»
    [FONT=Times New Roman]- Будьте вы трижды прокляты! - затянула бабушка, поднимая сумку и заглядывая внутрь. - Вдребезги, - подытожила она и пошла вытряхивать осколки в урну. На полу осталась большая золотистая лужа.
    [FONT=Times New Roman]- Тю-тю баночка! - заговорщицки подмигнул мне дедушка и заулыбался. Когда дедушка занес чемоданы в наше двухместное купе, вышел из поезда и с перрона стал умиляться нами через окно, бабушка достала из злополучной сумки курицу и, положив ее на стол, начала изучать.
    [FONT=Times New Roman]- Осколки... Так и знала... Сенечка, в курице осколки! Двойные стекла вагонного окна не пустили бабушкин голос до слабого дедушкиного слуха, и дедушка ничего не понял.
    [FONT=Times New Roman]- А?! - приложил он руку к уху.
    [FONT=Times New Roman]- Осколки! Вся курица в осколках!
    [FONT=Times New Roman]- Что?
    [FONT=Times New Roman]- Курица в осколках от банки!
    [FONT=Times New Roman]- А?!
    [FONT=Times New Roman]- Глухое бревно! В курице осколки!
    [FONT=Times New Roman]- Не слышу!
    [FONT=Times New Roman]- Осколки!!! Нельзя есть!!!
    [FONT=Times New Roman]Дедушка беспомощно развел руками. Бабушка, решившая, видно, что за оставшуюся до отправления поезда минуту она непременно должна втолковать про курицу, прибегла к пантомиме.
    [FONT=Times New Roman]- Банка - крикнула она, сложив руки в замок так, чтобы получилось нечто округлое - Бах! Разбилась! - пояснила она, хватив этим округлым об стекло. - Осколки! Осколки! - Изображая осколки, бабушка стала тыкать щепотью в протянутую ладонь.
    [FONT=Times New Roman]- Нормально доедете! - отмахнулся дедушка, который, как потом выяснилось, подумал, что бабушка боится крушения. - Ни пуха!
    [FONT=Times New Roman]- К черту!
    [FONT=Times New Roman]- А?!
    [FONT=Times New Roman]Поезд тронулся.
    [FONT=Times New Roman]- Вот и поели, - сказала бабушка, заворачивая курицу в бумагу. - Вся в стекле. Придется одни бутерброды жрать. Ты голодный?
    [FONT=Times New Roman]- Нет еще.
    [FONT=Times New Roman]- Давай тогда гомеопатию выпьем.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка вышла, похоронила мурашечное тело курицы в мусорном ящике и, вернувшись, достала из чемодана пакет с лекарствами. Коробочки с гомеопатией, чтобы не открывались, были туго стянуты вместе аптечной резинкой. Бабушка стала снимать резинку, сделала неловкое движение, и произошло ужасное - коробочки выскочили у нее из рук, по полу запрыгала масса белых шариков...
    [FONT=Times New Roman]Я очень боялся бабушкиных проклятий, когда был их причиной. Они обрушивались на меня, я чувствовал их всем телом - хотелось закрыть голову руками и бежать как от страшной стихии. Когда же причиной проклятий была оплошность самой бабушки, я взирал на них словно из укрытия. Они были для меня зверем в клетке, лавиной по телевизору. Я не боялся и только с трепетом любовался их бушующей мощью.
    [FONT=Times New Roman]Лавина, обрушившаяся в купе, была громадна. Она зародилась, когда бабушка уронила сумку, чудом удержалась, когда в курице обнаружились осколки, и теперь сошла во всем своем великолепии. Что это были за проклятия! Стук колес звучал рядом с ними, как тиканье часов! Какое счастье, что не я рассыпал гомеопатию!
    [FONT=Times New Roman]Когда плафон на потолке погас и купе осветилось мрачным светом серо-голубого ночника, бабушка уложила меня спать. Она велела мне лечь ногами к окну, чтобы не надуло в голову, а чтобы не надуло в ноги, закутала их вторым одеялом. Спал я плохо. Bcto ночь на меня катились огромные железные шары и колеса. Они соударялись, сталкивались надо мной со страшным грохотом, я бегал между ними, боясь быть раздавленным, и просыпался, когда некуда было бежать. Проснувшись в очередной раз, я заметил, что уже утро.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка сидела за столиком и чистила крутое яйцо. В стакане с чаем дребезжала ложечка. На развернутом целлофане лежали бутерброды с сыром. Я вспомнил, что мы едем в Железноводск на летний отдых, и обрадовался.
    [FONT=Times New Roman]- В туалет хочешь? - спросила бабушка. - Пойдем. Я тебе открою дверь. Не берись за ручки, тут везде инфекция.
    [FONT=Times New Roman]Бабушка открыла дверь туалета, закрыла ее за мной, подержала, чтобы никто не вошел, и потом снова открыла. Спустить воду она разрешила мне самому, потому что педаль нажималась ногой, а подошвам ботинок инфекция была не страшна. Жать на педаль мне очень понравилось, но бабушка не дала мне позаниматься этим вволю и повела в купе протирать руки смоченым одеколоном полотенцем: мылом в туалете пользуются всякие цыгане, а у них и грибок на руках, и все что хочешь. Потом мы сели завтракать.
    [FONT=Times New Roman]Я ел очищенное бабушкой яйцо, запивал его сладким чаем и скучал. Делать в купе было нечего, смотреть в окно надоело. Бабушка пошла относить проводнику стаканы. И тут словно молния сверкнула у меня в голове - педаль!!!
    [FONT=Times New Roman]Я выглянул в коридор и, убедившись, что бабушки не видно, направился в туалет.
    [FONT=Times New Roman]«Я быстро... Пока она не вернулась... -думал я.-Туда и сразу обратно...» Около двери, отделявшей меня от заветной педали, я встал как вкопанный. ИНФЕКЦИЯ!!! С почтительным страхом всмотрелся я в тусклый металл дверной ручки - казалось, слово инфекция написано на ней невидимыми, но грозными буквами. Как быть? Рубашка моя была с длинным рукавом. Я выставил вперед локоть и, стараясь касаться самым его кончиком, надавил на ручку. Дверь открылась. Я закрыл ее за собой, толкнув ногой, и с увлечением принялся жать на педаль.
    [FONT=Times New Roman]Это было здорово! Блестящая крышка убиралась вниз, под круглым отверстием мелькали шпалы, туалет наполнялся звонким грохотом, который медленно нарастал, если нажимать на педаль плавно, а если стучать по ней, залетал отрывками, напоминавшими какие-то отчаянные выкрики. Шпалы сливались в сплошное мельтешение, но иногда удавалось зацепиться за одну из них взглядом, и тогда они словно на миг останавливались. Можно было даже рассмотреть между ними отдельные камни.
    [FONT=Times New Roman]Я отрывал кусочки туалетной бумаги, мял их и бросал в отверстие, представляя, что это врачи, которых я казню за приписанные мне болезни.
    [FONT=Times New Roman]- Но послушай, послушай, у тебя же золотистый стафилококк! - жалобно кричал врач.
    [FONT=Times New Roman]- Ах, стафилококк! - зловеще отвечал я и, скомкав врача поплотнее, отправлял его в унитаз.
    [FONT=Times New Roman]- Оставь меня! У тебя пристеночный гайморит! Только я могу его вылечить!
    [FONT=Times New Roman]- Вылечить? Вылечить ты уже не сможешь...
    [FONT=Times New Roman]- А-а! - вопил врач, улетая под колеса поезда.
    [FONT=Times New Roman]Казнив полрулона врачей и получив от педали все мыслимые удовольствия, я вспомнил, что пора в купе. Дверь в туалет открывалась вовнутрь, поэтому выйти, нажимая на ручку локтем, оказалось гораздо труднее, чем войти. Нужно было не просто нажать, а еще каким-то образом потянуть на себя. Несколько раз мне почти удалось открыть дверь, но в последний момент локоть подло соскакивал, и замок защелкивался снова. Бабушка по моим расчетам вот-вот должна была вернуться. Передохнув секунду, я собрался, аккуратно установил на ручке локоть, осторожно нажал и, уловив момент, когда язычок замка исчез из щели, рванулся изо всех сил. Дверь распахнулась, я потерял равновесие и полетел на пол. Навзничь в самую, самую инфекцию! А в дверях стояла и смотрела на меня бабушка...
    [FONT=Times New Roman]- Мразь!!! - заорала она. - Вставай немедленно, или я тебя затопчу ногами!!!
    [FONT=Times New Roman]Я встал и, ежась от холода намокшей на спине рубашки, подошел к бабушке. Она схватила меня за воротник и потащила в купе.
    [FONT=Times New Roman]- Какой негодяй! - приговаривала она. - Весь в ссанье! Что ты потащился туда?
    [FONT=Times New Roman]- Пописать...
    [FONT=Times New Roman]- Чтоб ты пописал последний раз в своей жизни! Надо было меня подождать! Там же никто ничего не дезинфицирует! Там и глисты, и дизентерия, и все что угодно! Сдохнешь, не поймут от чего даже! Снимай все с себя! Чтоб тебе руки выкрутило, как ты мне душу выкручиваешь! Снимай все скорее!
    [FONT=Times New Roman]Когда я разделся, бабушка заперла дверь купе и, налив на полотенце одеколон, протерла меня с ног до головы. Потом она переодела меня в чистое, а промокшую одежду со словами «Тебя бы, суку, по магазинам погонять!» положила в отдельный полиэтиленовый пакет, чтобы потом отстирать. Из купе она уже не выходила до самого Железноводска.
    [FONT=Times New Roman]В Железноводск мы приехали к вечеру. Нас встречали. У выхода из вокзала стоял маленький желтый автобус с табличкой «Санаторий „Дубровка“ на лобовом стекле. В автобусе сидело уже много ребят, и я скорее устроился на свободном месте около окна, чтобы припасть к стеклу и никого не замечать. Я никогда не встречал так много ребят сразу, и мне казалось, что все они как-то особенно на меня смотрят. Успокоился я, лишь когда бабушка уселась рядом и отгородила меня от чужих глаз. Тогда я оторвался от окна, в которое напряженно пялился, ничего перед собой не видя, и украдкой стал сам рассматривать своих будущих приятелей.
    [FONT=Times New Roman]«Кто-то из них будет мой друг», - думал я и так волновался, что не мог никого разглядеть - лица сливались в сплошную незнакомую массу, с которой, казалось, никогда не удастся сойтись и подружиться. Заметил я только, что все ребята выглядели на два-три года меня старше.
    [FONT=Times New Roman]Началась перекличка. Полная женщина в коричневой кофте, которая потом оказалась нашей воспитательницей, читала по списку фамилии, а мы должны были отвечать «здесь». Я приготовился вовремя ответить и на всякий случай сглотнул несколько раз слюну, чтобы голос у меня не сорвался от волнения.
    [FONT=Times New Roman]- Заварзин.
    [FONT=Times New Roman]- Здесь.
    [FONT=Times New Roman]- Жукова.
    [FONT=Times New Roman]- Здесь.
    [FONT=Times New Roman]- Лордкипанидзе.
    [FONT=Times New Roman]«Ничего себе!» - подумал я и, забыв про волнение, повернулся посмотреть, у кого же окажется такая необычная фамилия. Никто не отвечал.
    [FONT=Times New Roman]- Лордкипанидзе!
    [FONT=Times New Roman]- Здэс, - послышалось из дальнего конца автобуса. - Я нэ слышал.
    [FONT=Times New Roman]Лордкипанидзе мне не понравился сразу. Мало того что у него была такая фамилия, он еще объяснял, что не слышал, вместо того чтобы просто ответить «здесь». Это показалось мне верхом неприличия. «Тоже мне Лорд! - подумал я. - Кипанидзе!»
    [FONT=Times New Roman]- Куранов.
    [FONT=Times New Roman]- Здесь, - ответил толстый мальчик, сидевший впереди меня. Он один был моего возраста, и, еще раз подумав, кто же будет мой друг, я посмотрел на него внимательнее: уж не он ли?
    [FONT=Times New Roman]- Савельев.
    [FONT=Times New Roman]Я опять сглотнул слюну. Назвали мою фамилию - надо было отвечать!
    [FONT=Times New Roman]- Здесь мы, здесь, - ответила бабушка. Я даже не успел открыть рот... Никогда не мог я смириться с бабушкиной манерой отвечать за меня всегда и везде. Если бабушкины знакомые спрашивали во дворе, как у меня дела, бабушка, не глядя в мою сторону, отвечала что-нибудь вроде: «Как сажа бела». Если на приеме у врача спрашивали мой возраст, отвечала бабушка, и неважно, что врач обращался ко мне, а бабушка сидела в противоположном конце кабинета. Она не перебивала меня, не делала страшных глаз, чтобы я молчал, просто успевала ответить на секунду раньше, и я никогда не мог ее опередить,
    [FONT=Times New Roman]- Почему ты всегда за меня отвечаешь? - спрашивал я.
    [FONT=Times New Roman]- Ты же будешь соображать полчаса! А у людей время дорого.
    [FONT=Times New Roman]- Ну, я не успеваю. Хоть раз можешь подождать, чтобы я ответил?
    [FONT=Times New Roman]- Отвечай, малохольный. Кто тебе не дает? - искренне удивлялась бабушка, и все оставалось по-прежнему.
    [FONT=Times New Roman]Всякий раз, когда бабушка отвечала за меня, я сникал и на пару минут предавался грусти. На перекличке я опять уткнулся в окно и грустил, пока не тронулся автобус. Потом вспомнил, сколько интересного ждет меня впереди, и развеселился.
    [FONT=Times New Roman]Воспитательница в коричневой кофте еще наперроне пообещала, что мне будет очень интересно.
    [FONT=Times New Roman]- Там у нас и кино, и бильярд, и игры всякие, - сказала она, ласково ко мне Наклонившись. - Кружрк «Умелые руки» есть. Будете там лепить, вырезать, клеить. Знаешь, как тебе понравится!
    [FONT=Times New Roman]И вот я представлял, как мы все, кто едет в автобусе, сидим в большой светлой комнате под яркими лампами и вырезаем, лепим, клеим... Себя лично я представлял вырезающим. Лепить я никогда не пробовал и не очень понимал, что это значит, а клеить мне было совершенно неинтересно. Я думал, что клеят только разбитую посуду, и мысленно оставлял это занятие для Лордкипанидзе.
    [FONT=Times New Roman]Когда мы приехали в санаторий, всех ребят повели в палаты, а нас с бабушкой воспитательница отвела к главному врачу. Бабушка сказала, что я не просто ребенок, который приехал отдыхать, а несчастный, брошенный матерью на шею стариков калека, нуждающийся в особом присмотре, и если она, бабушка, не поговорит с главврачом лично, медсестры меня неминуемо загубят.
+ Ответить в теме
Страница 1 из 3 1 2 3 ПоследняяПоследняя

Теги для этой темы