Грошова допомога постраждалим у війні!
Магазин спортивного харчування Strong Life
Дерево благодарностей1541Благодарности
+ Ответить в теме
Страница 124 из 137
Показано с 1,231 по 1,240 из 1364.
  1. #1231
    Offline
    Пророк

    Re: Таежный Союз: за и против


    Саратовский губернатор предложил выпустить iPhone 7 в России
    Губернатор Саратовской области Валерий Радаев на заседании областного актива предложил генеральному директору Саратовского электроагрегатного производственного объединения (СЭПО) Евгению Резнику выпустить в Саратове «седьмой айфон». Об этом сообщило агентство «Регион 64».
    «Я для общего понимания, люди говорят о том, что все остановилось, а здесь 6,5 тыс. человек работают, исполняют государственный заказ. Давайте с вами вместе «седьмой айфон»​ выпустим в Саратове», — предложил губернатор Резнику.


    В редакцию gtrk-saratov.ru обратились жильцы дома 30А по ул. Дачной Кировского района г. Саратова. По их словам, возле дома образовалась свалка мусора, который не вывозится в течение продолжительного времени.






    В частном секторе по ул. Керамическая Ленинского района г. Саратова образовалась свалка. Мусор не вывозится уже больше двух недель.




    "Глаз народа": рядом с детской поликлиникой образовалась свалка мусора


  2. #1232
    Offline
    Пророк

    Re: Таежный Союз: за и против




    В спальне бога
  3. #1233
    Offline
    Пивовар

    Re: Таежный Союз: за и против


    Печалька... Комплекс Буран-Энергия-Мрія был более эффективен, чем Спейсшаттл, но не хватило бабла и времени для его полноценного "рождения".
  4. #1234
    Offline
    Пророк

    Re: Таежный Союз: за и против


  5. #1235
    Offline
    Пророк

    Re: Таежный Союз: за и против


    Ответ Сообщение от Enter Посмотреть сообщение
    https://scontent-cdg2-1.xx.fbcdn.net...33&oe=5793D68E
    та достатньо дали ті з зон, он куда не глянь скрізь якісь блатні, якісь у них там свої понятія і тд, з кожного таксі/марштурки якась гидота шансонна лунає і тд
  6. #1236
    Online
    Пророк

    Re: Таежный Союз: за и против


    Бабкин рассказал Путину, почему его тракторный завод останется в Канаде, а не переедет в Ростов

    Получилось убедительно: http://www.donnews.ru/Babkin-rasskaz...-v-Rostov_1114
  7. #1237
    Offline
    Пророк

    Re: Таежный Союз: за и против


    АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ: Мы не можем создать даже чайник
    С 16 минуты

  8. #1238
    Offline
    Пивовар

    Re: Таежный Союз: за и против


    Итак, это была весна первого послевоеннного года и близилась посевная кампания - по советской терминологии «битва за урожай». Сотрудники Наркомзема, в марте преобразованного в Министерство земледелия, получали предписания выезжать в районы и области Украины для проверки готовности местных Облземотделов к этой «битве». Задания были разные: механикам надлежало проверять инвентарь, агрономам - посевной материал и удобрения, а нам, строителям, поручалась проверка технической пригодности складских помещений, предназначенных для хранения будущего урожая. Задания выдали и нам со Степановым. Ему на Харьковщину, а мне в город Ужгород Закарпатской области, которая лишь недавно ( с 1944 года) вошла в состав СССР. Это была почти заграница, это было интересно, и я с удовольствием принял назначение. Как и всем, мне выдали командировочное удостоверение. На нем красовался красный штамп - «ПОСЕВНАЯ». Это был ключ, который в те дни открывал многие двери.
    Тогда купить железнодорожный билет куда бы то ни было в Центральных кассах на Пушкинской было нереально. Низкий зал, душный и гудящий сотнями голосов, был забит людьми. Добраться до кассовых окошек даже в многочасовых очередях было трудно, доходило до драк. Люди ночевали на полу под кассами, записывая номера в очереди на ладонях. Там постоянно дежурила милиция. Но мое командировочное удостоверение с красным штампом произвело магическое действие. Так что билет у меня был. И единственное, что меня смущало, это моя одежда. В особенности, купленные на базаре не новые, но на вид прочные черные ботинки знаменитой ленинградской фабрики «Скороход». Но это было минувшей осенью. А сейчас эти ботинки, в латках и с хлюпающей при ходьбе подошвой, подшить которую сапожники уже не брались, грозили вот-вот развалиться. Ехать в них было рискованно. Конечно, подошву я мог и сам укрепить, обмотав черной изолентой и закрасив черной ваксой. Тогда так делали многие. Но это было ненадежно и ненадолго. И в Ужгороде я, официальный представитель Министерства земледелия Украинской ССР, рисковал предстать перед встречающими в драных ботинках. А встречать меня были обязаны, о чем мне было сообщено перед отъездом. Было это так. В конце рабочего дня меня вызвал управделами министерства. Это был мужчина лет тридцати пяти, глупый и самодовольный. В ту ночь он оставался дежурным по министерству. Развалившись в кресле, он сидел в приемной министра за пустым столом секретаря, на котором стоял черный телефон, а в центре лежал пистолет. Я удивился. «Мало ли что! - многозначительно сказал управделами. - Но ты садись и вникай. Ты едешь в Ужгород. Это недавняя заграница. И нас там еще не знают. А ты представитель столицы республики и министерства. Так что гляди, не ударь в грязь лицом! Будь горд и покажи им, кто мы, и кто они. Пусть знают свое место! Тебе ясно? И еще. На вокзале тебя будут встречать, я их обязал. Так что внушай им, как у нас всё прекрасно. Ни малейшей критики! А если что-то услышишь - пресекай!Для этого есть органы. Понял?» И он величественно протянул мне над столом три пальца.

    Вот тогда я решил купить новые ботинки. И в ближайшее воскресенье отправился на Евбаз (ныне площадь Победы). Это было гигантское, шумящее и гудящее тысячами голосов, выкриками, гоготом, милицейскими свистками, смехом и плачем, шевелящееся, торгующееся, матерящееся необозримое многоликое торжище. Еще не было многоэтажного универмага «Украина» и здания Цирка, не было гостиницы «Лыбидь» и агенства «Аэрофлот», а по бульвару Шевченко до Брест-Литовского проспекта тянулись вросшие в землю жалкие домишки за серыми заборами. Вдоль соседней улицы Менжинского, застроенной двух-трехэтажными домами, ютились мелкие лавчонки и магазинчики, душные закусочные и пропахшие водкой распивочные, будки часовых мастеров, сапожников и портных. Повсюду шныряли жуликоватые парни с быстрыми оценивающими глазами, у которых, поторговавшись, можно было купить медаль, орден, а то и звездочку Героя Советского Союза, притом со всеми документами, печатями и подписями. Тут торговали велосипедами, немецкими мотоциклами и запчастями, продавали всякую всячину - немецкие часы, кухонную утварь, патефоны и граммофонные пластинки, трофейные радиоприемники всех марок и систем, среди них «Telefunken» и «Siemens» с мигающими зелеными глазками настройки, лежали на земле различные столярные и слесарные инструменты, доски, вязанки дров, кирпичи, а дальше можно было найти старинные книги, журнальные и газетные подшивки прошлого и начала нынешнего века (в те дни мой сослуживец за копейки купил там пять книг «Христос» Николая Морозова), иконы, картины, рядами стояли продавцы электрических чайников. лампочек, примусов, самоваров и самоделок - масляных и карбидных светильников, даже с регуляторами длины язычка пламени, сделанные из сплющенных снарядных гильз - света в большинстве жилых домов не было. А в обувном ряду ботинок самых разных - черных, желтых и коричневых, высоких и низких, остроносых и с тупыми бульдожьими мордами, всех фасонов и размеров, из мягкого шевро и грубой свиной кожи, даже сверкающих черным концертным лаком, на шнурках и на пуговицах, на подошве из кожи, кожемита или резины, фабричных и самодельных, ношенных или новых, - было великое множество. Прошло около часа. Но я не мог выбрать. Красивые ботинки, которые я примерил и едва не купил, соблазнившись фасоном, блеском кожи и толстой подошвой, оказались фальшь-изделием. «Подошва из картона» - шепнул мне стоящий рядом мужчина. И я выпустил ботинки из рук. И после этого, расстроившись, решил уходить. И вдруг заметил. Женщина держала в руке связанные шнурками новенькие желтые кожаные ботинки. Я вмиг их узнал, эти ботинки. Это были ботинки, в которых щеголяли мои приятели, пилоты американских «Летающих крепостей» В-17. Изящного фасона, с удобным носком, утепленные мехом, они издавали приятный запах настоящей кожи. Единственным их недостатком была тонковатая кожаная подошва, явно не для нашей зимы и нечищеных тротуаров. Но это был мой размер. Подошла и цена. Я купил их, подумав, что утеплю, вложив толстую стельку. Так я и сделал. И в них приехал в Ужгород. Не буду описывать почти 24-часового путешествия в так называемом «комбинированном» вагоне, грязном и зловонном, где у меня была своя верхняя полка (спасибо штампу «посевная»!), а подо мною сидели, лежали на полу, храпели, пили водку, орали и ссорились, играли в карты, матерились и иногда дрались пассажиры.
  9. #1239
    Offline
    Пивовар

    Re: Таежный Союз: за и против


    Так или иначе, но в Ужгород поезд пришел по расписанию. Когда все пассажиры вышли, и я спустился на перрон, оказалось, что у вагонной двери стоит с недоуменным лицом невысокий мужчина лет сорока с рыжеватыми усиками. Он был в длинном черном пальто раструбом, а на голове сидела фетровая шляпа с невероятно широкими полями. Похож он был на большой гриб. Вид у него был растерянный и даже испуганный: представитель министерства из Киева, каким, как видно, он себе его представлял, из вагона не появился. Прошла минута. Я тоже стоял, выжидающе поглядывая по сторонам. Глаза наши встретились. Я увидел мелькнувшее в глазах гриба недоумение. Такого представителя столицы он, безусловно, не ожидал. В дополнение к моей помятой одежде, за сутки в вагоне я успел обрасти щетиной. В общем, вид мой почтения не внушал. Единственное, что у меня было на должном уровне, это желтые американские ботинки и портфель на никелированных замках. Человек робко приблизился ко мне.«Пан інженер з Києва? - неуверенно спросил он. - То я на вас чекаю?» - «Да. Только я не пан, а товарищ». Гриб серьезно кивнул и вежливо поклонился. Мы познакомились. Звали его Стефан. Он был заведующим Закарпатским отделом, куда я был прислан. На просторной и чистой вокзальной площади, вымощенной брусчаткой и по периметру обсаженной деревьями, людей было мало, а в стороне стояло несколько горбатых, похожих на больших жуков, черных легковых машин. Это были машины не советских марок. «Мне нужно в гостиницу, - сказал я - Как мне туда доехать?» Гриб поклонился. «ПрОшу пана інженера вибачення, - заискивающе сказал он. – Але у нашому готелі не дуже файно…Холодно і брудно. Якщо пан не заперечує, то прошу поїхати до мене». Я нерешительно посмотрел на него. Зная Киев, я вообразил аоммунальную квартиру.«Спасибо, - сказал я. - Но я не хочу вас стеснять. Мне нужно всего на два-три дня» - «О-о! - радостно выкрикнул гриб. - Та будь ласка! Скільки пану буде потрібно!» Разговаривая, мы приблизились к машинам. Мой попутчик ускорил шаг, опередил меня, подошел к синему жуку, приглашающе распахнул дверцу и обернулся ко мне. «Прошу, - сказал он. – Сідайте,будь ласка! Авто дуже стареньке, прошу вибачення!» Я удивился. Стефан тоже смутился. «Служебное?» - спросил я. - «Ні, пан інженер, моє. Розумію, що в Києві у пана машина краще. Але ж ми провінція!». Я растерянно промолчал. Мы втиснулись и поехали. Время шло к полудню, но народу на улицах было мало. Тесно стояли двух-трехэтажные дома с мансардами под черепичными крышами с высокими дымовыми трубами. Тротуарная плитка влажно поблескивала и были видны аккуратные сухие цветочные клумбы. На всех подоконниках были цветники и по стенам домов вились густые переплетения черных ветвей каких-то вьющихся растений. Очевидно, весной всё это должно было зазеленеть и зацвести. Ничего общего с нашими городами не было. Еще больше меня удивили яркие вывески магазинов: были они не плоские, зелено-синие, и висели не над входной дверью, а перпендикулярно к стенам с изображенными на них то сияющим черным сапогом, то элегантной фетровой шляпой, а то с дымящимся блюдом и радостно улыбающимся поваром. Это еще была заграница. Машина неторопливо свернула в узкий переулок и остановились у штакетника, за которым в глубине двора стоял домик под крутой черепичной крышей с мансардой. «Оце, пан інженер, і є мій будиночок», - сказал Стефан. - Мама моя вже на нас чекає».

    …Не буду описывать, как сразу же в пристройке к дому была натоплена колонка и наполнена огромная ванна, как потом мы завтракали вкуснейшими блюдами закарпатской кухни, которые я пробовал впервые в жизни, как под вечер меня, осоловевшего и разморенного, уложили спать в мансарде, как наутро повторился такой же обильный завтрак и как мы со Стефаном на его синем жуке отправились осматривать объекты предстоящей посевной кампании. Объектов было немного, и находились они в отличном состоянии. Так что, по сути дела, к концу этого дня моя миссия фактически была завершена. Оставалось составить и подписать акты - и я мог уезжать. Но тут произошло вот что. Мы ужинали, когда ровно в десять вечера погас свет - выполнялся указ Совмина УССР об экономии электроэнергии. Мои хозяева зажгли заранее приготовленные свечи, и в теплом полумраке начался разговор. Вопросы задавали они. Их всё интересовало. Ведь в составе СССР Закарпатье находилось всего полтора года - с конца октября 44-го. С 1919 по 1938 это была Чехословакия, а с 1938 – Венгрия, а об СССР мои хозяева не знали ровным счетом ничего. За исключением того, что им преподносила наша пропаганда, газеты и кинофильмы, изображавшие счастливую жизнь в Советском Союзе. И я вертелся, как уж, стараясь уклоняться от прямых ответов. А вопросы были нелегкие. «В Києві пан має великий будинок? Більший за наш?» - «Больше, - честно отвечал я. - Семь этажей». Старуха ужасалась. «Боже ж мій! А жити там на моторошно?» Я снисходительно усмехался. «Не страшно, я привык». - «А як же туди підійматися? Це як у нас на Замкову гору!» - «Мама, що ви!» - сердился Стефан. - Мама, це ж Києв! Столиця! Там же усюди ліфти!» Я молча кивал, испытывая неловкость. Они были хорошие люди, но рассказать им правду я еще боялся. «А кімнат у вас багато?» - «Двенадцать», - продолжал я, подразумевая наше общежитие. - «О, Боже! Так як же усе це прибирати? Ще й пічки натопити! А дров скілько треба?!» Так продолжадось еще довольно долго. Я извивался, как уж, чувствуя себя Хлестаковым и понимая, что вот-вот проболтаюсь. Было необходимо прервать поток этих опасных разговоров. Еще раньше я приметил стоявшую в углу желтую фисгармонию. «О-о, фисгармония! - вдруг как бы невзначай проговорил я. - А кто у вас на ней играет?» -«Ніхто, - печально ответила старуха. – Колись грала я, але все забула». - «А мне можно попробовать?» Мои хозяева удивились.« Та ради Бога! Якщо вона ще грає».
  10. #1240
    Offline
    Пивовар

    Re: Таежный Союз: за и против


    …Она играла, будто обрадовавшись, что кому-то понадобилась. Притом, играла вполне исправно. А я очень давно не сидел за инструментом. Я и сам не знал, что играю, я просто импровизировал, это были тягучие органные звучания, какие-то фантазии. Прошло несколько минут. И старуха робко спросила: «А ви “Аве Марія” вмієте?» - «Попробую», - сказал я. Конечно, играл я неточно, по слуху, но у меня, я чувствовал, получалось. Я видел увлажнившиеся глаза старухи. И тут я решился. Я опустил крышку фисгармонии и сказал: «Я вам всё наврал. Сейчас я расскажу вам правду, чтобы вы знали, как мы живем». Они испуганно умолкли. Мы вернулись к столу, и я начал рассказывать. О довоенной жизни и послевоенных разрушениях, перенаселенных коммунальных квартирах, пустых магазинных полках и многочасовых очередях для «оттоваривания» карточек, о голоде в стране и моем общежитии в промерзшем доме с неработающим лифтом, о немецких печках для вельмож, о столовой с полуголодной кормежкой и очередях в баню по воскресеньям, о нерасчищенных темных улицах, разрухе, ночном бандитизме - знаменитой в те дни «Черной кошке», о всей нашей непробиваемой бюрократической системе. Обо всех радостях нищенской жизни счастливых советских граждан. Я говорил, а они испуганно переглядывались и подавленно молчали.
    Через день я уезжал. Старуха снабдила меня пакетами с провизией в промасленной бумаге, а Стефан у вагона пожал руку. « Спасибо, пан інженер, - сказал он. - Люди мені таке вже казали, але я думав, що то брехня. Тепер я усе зрозумів. Будинок продам та й поїду з мамою до Праги, до брата».
    Он не знал, что в СССР выезд за границу стал уже несбыточной мечтой. Но я промолчал.


    Илья Розенфельд, Эпизоды из жизни молодого инженера


    ИМХО, вначале нужно прочитать "более ранние" (по событиям) его произведения, где описывается жизнь 30х-40х годов, но этот отрывок тоже многое рассказывает.
+ Ответить в теме
Страница 124 из 137

Похожие темы

  1. Секс в авто. Все за и против...
    GlaVred в разделе Про «це»
    Ответов: 71
    Последнее сообщение: 03.11.2015, 01:06
  2. Міський голова проти
    LAEN в разделе Новини Полтави
    Ответов: 24
    Последнее сообщение: 18.11.2014, 14:16
  3. Ответов: 0
    Последнее сообщение: 14.01.2011, 15:02
  4. Ответов: 2
    Последнее сообщение: 15.02.2010, 11:44